«Две короны» — Глава 8

Лане безумно нравилось гулять, держась за сильную руку своего защитника. Правда, желание прижаться приходилось постоянно душить в зародыше. «Рано еще!» – рассуждала девушка. Не хотелось, чтобы сказка разбилась, столкнувшись с, возможно, не такой радужной реальностью.

Когда они подошли к торговым рядам, Лане на глаза снова стали попадаться лотки со сладостями и кондитерские магазинчики. Проводив очередным жадным взглядом торговку леденцами и пирожными, она не выдержала и заныла:

– Алеорн, хочу конфетку.

– Хочешь – купи, – спокойно откликнулся эльф.

Ответ Лану не устроил. И причина тому не похудевший кошелек, на леденец там было вполне достаточно средств…

– А кто говорил, что за еду платит сам? Вот и плати, – набравшись наглости, потребовала она.

Мгновение Алеорн недоуменно смотрел на девушку, а потом неожиданно расхохотался. Искренне, по-настоящему. Лана даже дыхание затаила, боясь спугнуть столь приятный момент. А через минуту кудрявая уже брала из рук эльфа леденец на палочке и небольшой бумажный сверток с шоколадными шариками. Не сдержавшись, Лана благодарно прижалась к Алеорну.

– Спасибо, – прошептала она и лишь после этого взглянула на леденец, приноравливаясь его съесть.

Сладость была сделана в форме свернувшегося калачиком дракона. И тут девушку посетило странное чувство пустоты. Как выглядят драконы вживую, Лана не помнила. Совсем.

– Знаешь, а амнезия всё-таки неприятная штука, – вмиг погрустнев, сказала кудрявая и отстранилась от эльфа на приличествующее расстояние. – Я даже, как драконы выглядят, забыла. Может, сходим, посмотрим?

Девушка умоляюще взглянула на своего спутника, и Алеорн согласно кивнул. Лана снова улыбнулась, широко, открыто, как и в тот вечер первого знакомства…

Память эльфа мгновенно воссоздала тот день. В День Вызова представители всех Домов собирались в одном месте, чтобы в поединке доказать свое главенство. Помнится, тогда Алеорн на мгновение задержался перед входом в зал, задумавшись о сегодняшнем противнике, как внезапно по плечу легонько постучали пальчиком. Дейморец обернулся и увидел невысокую кудрявую полуэльфийку.

Девушка мило улыбалась и была очень симпатичной даже для полукровки. Алеорн вопросительно изогнул бровь. И тут красавица недовольно сдвинула брови, а зеленые глаза полыхнули изумрудным сиянием.

– Чего проход закрываем? – зло прошипело юное создание. – Так и будешь стоять, или отойдешь?

Все очарование девичьего образа как ветром сдуло, и Алеорном мгновенно овладела ярость. Какая-то полукровка с него что-то требует?! Если бы взглядом можно было убить, то незнакомка уже бы испустила дух. Но девушка, будто не заметив, только набрала в грудь воздуха, чтобы разразится возмущением. Однако в этот момент ее плечо с силой сжала рука быстро подошедшего темного эльфа.

– Ай! – весь вдох был потрачен кудрявой на болезненный вскрик.

– Алеорн Дирадор элдер Айанор, прошу простить её, – раздался спокойный голос. – Ланатиэль еще слишком молода и заносчива.

Алеорн еле заметно кивнул и направился вглубь зала. Но вот настроение так и осталось испорченным, да и надменная девица вела себя так, будто являлась центром вселенной.

Столы ломились от обилия еды и напитков. Всё шло своим чередом. Периодически вставали мужчины и произносили ритуальную фразу вызова соперника на поединок. Двое «спорящих» выходили на ринг подбадриваемые своими «болельщиками». После коротких и не очень сражений кто-то возвращался за стол под ликование, а кого-то тихо уносили на прием к целителям.

Алеорн ждал, когда Астаниэль встанет и бросит ему вызов. Поединок предстоял не самый интересный, и самонадеянность старшего сына третьего Дома была смехотворна, но отказать себе в удовольствии показать наглецу его место Алеорн не мог. И вот вызов прозвучал. Двое мужчин покинули свои места и направились в центр зала. Когда они проходили мимо кудрявой полукровки, та улыбнулась Астаниэлю и демонстративно заявила:

– Астаниэль я за вас, желаю удачи!

На бесстрастном лице старшего сына первого Дома не отразилось ни единой эмоции, но эту выходку девицы он запомнил.

Поединок, как и ожидалось, продлился лишь несколько секунд. Алеорн не собирался убивать противника, но и позволить тому уйти на своих двоих, было бы слишком великодушно. Наглец должен был навсегда уяснить, что ему с Алеорном не сравниться ни сейчас, ни когда-либо в будущем. Окровавленного Астаниэля быстро унесли.

– Жаль, – недовольно выдохнула полуэльфийка и перевела взгляд на поданный десерт. – Нет, кондитеры видимо совсем за сладостью потеряли вкус! Что за ужас предлагают?

Пирожное с великолепной розой было брезгливо отодвинуто в сторону. А Ланатиэль зашипела на разносчика блюд:

– Принеси мне обычного шоколада без вот этого кремового ужаса. Простого, банального шоколада! И быстро!

Очнувшись от воспоминаний, Алеорн взглянул на довольную Лану, которая с радостью уплетала шоколадные шарики, и невольно усмехнулся. Занятно. Даже потеряв память, она по-прежнему предпочитала именно эту сладость.

Заметив неожиданно теплый взгляд наблюдающего за ней Алеорна, девушка улыбнулась в ответ.

Взмах ресниц.

В переулке что-то неуловимо изменилось. И улыбка эльфа… Она снова заледенела. Лана оглянулась по сторонам. Небольшой переулок, в котором они остановились на мгновение, теперь был заполнен трупами и лужами крови.

Лана напряглась, четко осознав, что это по её душу приходили! Но смерть в лице Алеорна, оказалась слишком быстра. Судорожно вздохнув, девушка попыталась прогнать запоздалый страх и взглянула на своего защитника.

Эльф просто излучал спокойствие и уверенность. Лана неосознанно протянула к нему руку, будто желая через прикосновение получить хоть толику тех же чувств. Вмиг заледеневшие пальчики снова легли на изгиб мужского локтя. И действительно стало легче. «Что ж это я? Он лучший! А я просто последняя трусиха», – разозлилась на себя девушка и взглянула на своего защитника еще раз.

– Возвращаемся в Академию, – спокойно сказал Алеорн.

Лана в ответ только кивнула. «А драконы никуда не денутся, потом сходим посмотреть…» – философски заключила она.

* * *

Драка нарастала лавинообразно. В считанные минуты зал «Цапли» заполнился примерно дюжиной светлых и темных магов. Едва увидев, что темный скрутил светлого, не разбираясь в причинах, подоспевшие начали активные действия. Большая часть присутствующих на тот момент в ресторане клиентов проявили благоразумие и решили не вмешиваться. А один из служащих выбежал на улицу, скорее всего, за помощью.

Наташе, честно говоря, от такого дебоша совсем рядом, было неуютно, а вот Анхайлиг наблюдал за происходящим с видимым интересом. «Развлекается, что ли? Взаправду?» – изумленно констатировала девушка.

Внезапно в Наташу полетела сахарница. Девушка только растерянно охнула, как сахарница вдруг зависла в нескольких сантиметрах от нее, а потом подернулась рябью и исчезла. В тот же момент лицо Анхайлига резко утратило все веселье, а глаза почернели от едва сдерживаемой ярости.

Некромант встал, и рассеивающий полог исчез, а в «Цапле» наступила тишина: драка каким-то странным образом прекратилась. Наташа с изумлением увидела, что все, кто находился в ресторанчике, разом замерли в самых разнообразных позах.

– Веселимся, ребятки? – вкрадчиво произнес некромант, и лица участников драки дружно вытянулись.

Анхайлиг же оглядывал адептов с почти искренней радостью, в которую поверила бы и Наташа, если бы за секунду до этого не видела полыхающего бешенства в его глазах.

– Господа! – громко произнес магистр. – Как я понимаю, в Академии теперь пару месяцев идеальная чистота будет? Надеюсь, вы рады так же, как и я?

В ответ раздалось недружное мычание.

– Говорите, не все из вас адепты Академии? – Анхайлиг хмыкнул. – Ну так общественно-полезных работ на благо города тоже никто не отменял. Вот в тюрьме, к примеру, как я сегодня убедился, не очень чисто…

При этих словах в зал ворвались несколько стражников во главе с массивным здоровяком, и тотчас недоуменно замерли, оглядываясь.

– Анхайлиг! – заметив магистра, первым сориентировался здоровяк. – Нас тут вызвали на подмогу… что случилось?

– Ты не поверишь, Валадорн, – некромант довольно улыбнулся. – Несколько человек изъявили желание безвозмездно помочь вашему гарнизону с уборкой казармы и тюрьмы.

– А-а, – Валадорн понятливо осклабился, – это можно, инициатива у нас завсегда, гм, поощряется. Кого забирать?

– Вот этих, – Анхайлиг указал на нескольких человек, и когда стражники ушли, оставшимся хмуро приказал: – возвращайтесь в Академию. И вечером чтобы все ко мне пришли за направлениями на отработку.

– Э-э, вечером? – опасливо решился уточнить кто-то из старшекурсников.

– Вечером, – отрезал некромант. – Сейчас я, если не заметил, несколько занят.

Взгляды абсолютно всех адептов мгновенно переключились на Наташу, и ничего хорошего для себя девушка в них не увидела. Да оно и понятно: о том, как портится настроение у Анхайлига в темное время суток, были наслышаны практически все. Стараясь выглядеть не очень жалко, Наташа растерянно уставилась в стол. Сейчас она как никогда мечтала оказаться подальше отсюда, или хотя бы стать невидимкой.

– Чего ждем? – прервал молчание магистр и внезапно рявкнул: – В Академию! Марш!

Перепуганных адептов как ветром сдуло, и Анхайлиг, вновь успокоившись, сел за столик. Наташа, было, заикнулась о том, чтобы тоже покинуть «Цаплю», однако магистр предложение девушки попросту проигнорировал.

Из ресторанчика они вышли только после того, как в Наташу «впихнули» фруктовый десерт, а следом напоили каким-то сладким напитком и накормили пирожными. При этом на робкие попытки девушки отказаться под предлогом, мол, «спасибо, конечно, все очень вкусно, но…» звучал ответ:

– Нравится – ешь, – и на дальнейшие возражения Анхайлиг не обращал внимания.

В результате, Наташа возненавидела всю еду в принципе и мысленно практически молилась на родную столовую Академии, а выходя на улицу, не сдержала облегченного вздоха.

Вот только радость оказалась преждевременной. Как оказалось, некромант насчет закупок необходимых вещей говорил серьезно. Причем, закупки эти приняли практически оптовый характер: обувь – домашняя, выходная, летняя и зимняя, по требованию Анхайлига с доставкой в Академию. Одежда – повседневная, теплая, праздничная, под шепот продавщицы: «девушка, я вам несколько платьев положила и комплектов нижнего белья. Судя по всему, ваш мужчина и не смотрит, что оплачивает, а вы потом сюрприз ему сделаете…». И, под конец, сопровождение пунцовой Наташи в магазинчик, который весьма походил на обычную аптеку, за женскими мелочами.

– Зачем столько всего сразу, Анхайлиг? – только и спросила усталая и смирившаяся со всем происходящим Наташа. А как не смириться, когда спорить с мужчиной и отказываться абсолютно бесполезно?

– Мне лень несколько раз по одним и тем же магазинам ходить, – прозвучал резонный ответ. – Проще сразу все купить и забыть о проблеме.

– Понятно, – кивнула девушка, понимая, что уж она-то точно о таком не забудет.

Но вот почему некромант так себя ведет, думать уже не было ни сил, ни желания. «Как-нибудь потом разберусь, – пообещала самой себе Наташа, – когда отдохну».

Возвращению в Академию девушка сейчас радовалась больше, чем чему-либо еще. И повезло же в единственный выходной устать сильнее, чем за всю неделю учебы!

В главный зал центрального корпуса они вошли с первыми лучами заката. Кругом сновали такие же, возвращающиеся адепты, среди которых Наташа заметила знакомого светлого элементалиста. Лайнел, увидев красноволосую, приветливо махнул рукой, и девушка вежливо кивнула в ответ. А потом вдруг ощутила, как с силой сжали ее запястье.
Ойкнув, Наташа посмотрела на Анхайлига и, столкнувшись со злым, почерневшим взглядом, испуганно застыла.

– Чтобы я его рядом с тобой больше не видел, – процедил некромант. – Поняла?

Девушка только и смогла, что нервно кивнуть.

– Вот и славно, – удовлетворенно кивнул магистр-тиран, и в привычной властной манере потребовал: – Иди к себе, скоро вещи доставят.

* * *

До комнаты на третьем этаже Лана и Алеорн добрались без приключений. Девушка сияла как золотая монета на солнце, записав прошедший выходной в категорию «один из лучших дней жизни». Когда настал момент расставания, Лана остановилась в нерешительности. Алеорн изогнул бровь в немом вопросе, глядя на мнущуюся девушку. Полуэльфийке отпускать сильный локоть мужчины не хотелось, но жуткое слово «надо» встало перед глазами большими буквами. «Эх, была, не была!» – подумала кудрявая и быстро проговорила:

– Спасибо за замечательный день!

Легкий реверанс предприимчивая девушка решила использовать как трамплин для прыжка в высоту. Быстро поцеловав Алеорна в щеку, Лана скрылась за дверью. Радость переполняла кудрявую настолько, что та закружилась по комнате.

«Потрясающий день! И Алеорн… такой… такой…» – Лана, наконец, остановилась и замерла у окна, пытаясь облечь в слова весь клубок своих эмоций. Даже внезапно скрипнувшая дверь не привлекла ее внимания. Только слегка удивленный голос:

– А-а, так вот, оказывается, кто в «Цапле» был, – все же заставил Лану обернуться.

В комнату входила задумчивая Наташа. Узнав со спины виденное в ресторане платье и прическу, некромантка, несмотря на усталость, несколько удивилась. Значит, Алеорн, судя по тому, что выходили они из ресторана под ручку, отвечал Лане взаимностью? Занятно…

– Кажется, тебя можно поздравить? – уточнила она.

Лана счастливо улыбнулась. Желание обнять весь мир сосредоточилось на вошедшей некромантке. Тормозить себя кудрявая не стала, и, быстро подлетев к Наташе, сжала ту со всей любовью.

– Да-да, и не только мы были в «Цапле»! – Лана заговорщицки понизила голос и заглянула придавленной подруге в глаза.

Наташа странно вздохнула.

– Давай сначала ты поделишься радостью…

Лана отстранилась от девушки и, приняв гордую позу, изрекла:

– Это пока не победа, но войска уже осаждают цитадель! Алеорн мне конфет купил и защитил от очередных нерадивых убийц, – на последнем слове Лана еле заметно передернула плечиками.

Ощущение, что в любую минуту могут нарисоваться новые желающие получить её голову, нервировало и пугало одновременно. «Алеорн, меня защитит!» – в который раз успокоила себя Лана.

– Даже конфет купил? – в глазах Наташи появился интерес. – Неожиданно. И странно, если честно. Я бы на твоем месте все же была поосторожнее…

Девушку прервал громкий стук в дверь. Наташа недоуменно открыла, и в комнату ввалился запыхавшийся курьер с коробками.

– Обувь для леди Натальи! – отрапортовал он громко и слегка испуганно.

– Э-э, спасибо, – выдавила Наташа. – Поставьте вот, ну-у, туда, – она указала на первое попавшееся свободное место у шкафа.

Мужчина тотчас сгрузил коробки, поклонился и быстро вышел.

Предупреждение подруги прошло мимо мозга Ланы, в котором вовсю цвели ромашки. Но вот курьер полуэльфийку крайне удивил. Хлопнув пару раз ресницами, она убедилась, что куча коробок не исчезла и, хитро прищурившись, посмотрела на Наташу:

– Я смотрю, магистр конфетками не отделался! А ну давай, рассказывай!

Некромантка замялась, все еще растерянно глядя на коробки.

– Ну, тут, понимаешь, такая странная вещь получилась…

Наташу прервал новый стук, а потом, не дожидаясь разрешения, в комнату ввалился новый курьер с охапкой пакетов.

– Доставка одежды для леди Натальи из лучшего магазина Леории «Весенний бриз»! – выпалил он. – Куда прикажете сгрузить?

Окончательно смутившейся Наташе хватило сил только ткнуть пальцем на собственную кровать. Свалив пакеты, мужчина откланялся и, пожелав «прекрасной леди» покорить сердце своего избранника в «лучших комплектах одежды и белья», вышел тоже.

Сама «прекрасная леди», почувствовав, что щеки ее уже пылают, резко выдохнула и села. Лана хихикнула и, не спрашивая разрешения пунцовой подруги, полезла проверять, что же там за комплекты такие. Разглядывая выуженную из глубин ажурную то ли длинную маечку, то ли короткую ночнушку с невероятным вырезом, полуэльфийка глубокомысленно заключила:

– Надо будет и мне у них побывать, так сказать, с целью приобретения стратегического оружия. А ты чего такая недовольная? Думаю, перед таким нарядом даже этот садист не устоит, – пока Лана рассуждала, извлекла из того же пакета в пару к маечке-ночнушке нижнюю минимальную часть комплекта.

– Какой садист?! – не выдержав, взвизгнула Наташа. – У меня нет желания кому-то это демонстрировать! Я вообще не просила меня таскать по магазинам!

И на одном дыхании пересказала все свои дневные мучения под муштрой магистра-действительно-садиста.

– Ну вот, наконец-то согласилась, что садист, – успокаивая подругу, серьёзно сказала Лана, а потом хитро прищурилась и выдала: – Но ведь он тебе нравится?

– Нравится, – согласилась Наташа. – Издалека…

– В смысле?

– Мне тридцать. Ему триста, – некромантка помрачнела. – Меня напрягает просьба называть Анхайлига на «ты»!

– Слушай, он маг, он еще столько же прожить может. Для магов возраст не показатель. Главное – он испытывает к тебе интерес!

– Ага. И от предположений, какой интерес может быть ко мне у древнего циничного некроманта, становится жутко!

– Не понимаешь ты своего счастья, – мрачно пробубнила Лана. – Я бы такому интересу только рада была, чем бы он ни был вызван.

– Ты просто влюблена.

– А ты?

– А я реалистка. И жить хочу, – Наташа нервно потеребила кончик волос. – Понимаешь, когда я о нем, гм, узнала, Анхайлиг казался таким э-э… ненастоящим, идеально-недостижимым. О нем можно было помечтать и повосхищаться. Но ни в одной мечте я не задумывалась, как на мне бы отразился его характер.

Разложив одежду по всей комнате, Лана огляделась и хмыкнула:

– Ты и не задумывайся. К тому же, разве реалисткам не нужны красивые вещи, любимый мужчина и счастье? Что-то я в этом сомневаюсь. И, судя по твоему рассказу, Анхайлиг тебя так просто не отпустит, так что получай удовольствие! И давай, начинай демонстрацию нарядов, ибо, я уверена, ты это всё еще не мерила! Ух ты, а это что? – кудрявая добралась до пакетика из аптеки и с интересом его начала разбирать.

– Настойка для избавления от критических дней, – пробубнила Наташа. – И какие-то крема для кожи. А вещи мне, конечно, нужны, не спорю. Но после всего этого, я сама чувствую себя вещью. И насчет любимого мужчины, это ты погорячилась.

Наташа тяжело вздохнула и тоже стала перебирать одежду. Одежда была хорошей, и действительно решала все ее проблемы. Вот только мысли об Анхайлиге не давали девушке полностью насладиться вещами. «Ведь не любит же, – билось в ее голове. – Просто забавляется от скуки, и только. Полностью игнорирует мои желания, приказывает и не приемлет неподчинения. Именно такой, каким и должен быть циничный темный его возраста».

Наташа окончательно погрустнела и уже вслух сказала:

– Знаешь, наверное, примерку оставим на потом. Устала я, и спать хочется.

– Как хочешь, – легко согласилась Лана и начала укладывать Наташины подарки обратно в пакеты, ибо в шкаф уже не помещалось.

«Надо бы новый шкаф выпросить, а то мои наряды останутся бездомными!» – с улыбкой подумала полуэльфийка.

Заставить себя спать казалось Лане просто невыполнимой задачей. В голове непрестанным хороводом крутились события прошедшего дня и возможные варианты развития будущего. Но Наташа явно была не согласна с идеей всенощного бдения и готовилась ко сну. Так что Лана тоже забралась в кровать и продолжила улыбаться из положения горизонтали, периодически блаженно вздыхая.

КОНЕЦ ОЗНАКОМИТЕЛЬНОГО ФРАГМЕНТА

←Назад к аннотации

123d

Подписка
Переживаете, что важные новости о выходе книг, встречах с автором и других интересных событиях пройдут мимо вас? Подпишитесь на рассылку! =)
Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг
Индекс цитирования