Избранная ветром

Ночью в лесу Норкраса даже в разгар лета царила прохлада. Сказывалась близость нашей страны к Великому хребту. И я это совершенно не учла, спешно собираясь в поход. Банально заработалась, а когда наступило время выбегать из дома, понадеялась: раз днем царила жара, то и вечером будет тепло. Собственно, так и было, пока я в лес не углубилась. Ладно хоть легкую куртку накинула. Впрочем, она не особо спасала от промозглого тумана, оседающего на одежде холодными каплями. Тем более, что юбка спускалась лишь чуть ниже колена, и по оголенным лодыжкам неприятно хлестала мокрая трава.

«Надо было не торопиться и легкие туфли поменять на сапоги», — мысленно отругала я себя и хмуро посмотрела на небо.

Луна неумолимо приближалась к своему зениту. На возвращение и переодевание времени не оставалось, совсем скоро распустится тарнарайк. Цветы этого редкого растения обладали сильными целительными свойствами, и настойки из них пользовались большим спросом. Цвела трава раз в год. Так что пропустить подобное в моем положении грешно.

Помниться, я неделю радовалась, обнаружив усеянную тарнарайком поляну, высчитывала день, когда отправиться в поход. И теперь была готова рискнуть простудиться, лишь бы добыть этот чудесный ингредиент.

— Будет весело, если я просчиталась и придется еще и завтра караулить, — проворчала я себе под нос, поправила ведьминскую сумку с минимальным набором походных зелий, и отправилась дальше.

Мысль, что я могла опоздать, даже не допускала. Слишком много надежд было возложено на эту добычу. Я планировала сделать из цветков настойки, продать в соседнем городе и получить первые живые деньги за последние полгода! С обычными зельями до Аграга я не ходила. Три дня туда пешком, потом обратно ради пары-тройки медяков не выгодно. Зато с тарнарайком другое дело, за него платили серебром.

Вот хоть кто подсказал бы, что деревенским знахаркам за работу платят продуктами, я бы еще десять раз подумала: стоит ли соглашаться на предложение «подработать и набраться опыта». Эх, жаль все небольшое наследство, что досталось от почивших родителей, пришлось потратить на учебу и скромные студенческие потребности. Иначе после второй черной курицы сбежала бы из этих Верхних Осинок.

Оставалось только радоваться, что голод мне точно не грозил. Погреб был забит овощами и замороженными куриными тушками. И перьями, которые невозможно продать, ибо «мало ли, что там ведьма наколдовала». А выкинуть моя рачительная натура не позволяла. Подушки, что ли, набить?

И вот кто сказал селянам, что наша магическая братия предпочитает куриц, а перья для всяких обрядов нужны? Посмотреть бы на этого сказочника да наградить проклятьем, чтоб яйца нес и кудахтал!

Нарисовав в воображении эту картину, я выстроила в голове еще несколько схем для наказания. Одно из заклинаний, разогревающее пятую точку до хорошего ожога, даже показалось вполне рабочим и осуществимым.

Надо будет как-то опробовать. Вот придет еще раз Енька за настойкой от головной боли, к нему и применю в качестве лекарства. Будет знать, как напиваться и забывать, что опохмелиться жена не даст. Еще и расплачивается каждый раз корзинкой с яблоками.

Следующим подопытным можно сделать сорванца Таиськи. Наказать, чтоб перестал голышом по холоду бегать и простужаться. Так сказать, наградить персональным обогревом. Заодно избавлюсь от необходимости принимать в оплату курицу и выслушивать от несчастной матери, как трудно им живется. Тем более что это было не так. Платья ей муж с каждой ярмарки привозил.

Я шла и мысленно перебирала всех своих «клиентов». Каждому у меня нашлось персональное проклятье.

«Вот так и становятся ведьмы злыми, сидя на куриной диете», — констатировала я и с досадой поджала губы. Знала, что рука не поднимется всем раздать универсальное «лекарство». Я слишком добрая, проще было пожалеть посочувствовать и помочь, чем что-то требовать. Да и клиентов терять не хотелось, как-никак, а кормят.

«Надо хоть в следующий раз с этих страдальцев рыбы стрясти или нормального мяса», — заключила я и снова сосредоточилась на предстоящих приятных моментах.

Благодаря этому идти стало немного легче. Уже спустя четверть часа я вышла на окраину нужной поляны и приготовилась ждать. Высушила заклинанием небольшое бревнышко и села. В сознании всплывали картины, как совсем скоро поляну усеют маленькие алые цветы, я наберу полную котомку, а потом продам за большие деньги и вырвусь из захолустья…

Хотя нет, чтобы вырваться надо больше денег. В городе мне никто дом на отшибе не предложит за бесплатно.

«Боги пошлите мне еще ценных ингредиентов для редких зелий!» — взмолилась я и подняла глаза к небу.

Внезапно землю сотрясло от рухнувшей на поляну огромной черной туши.

— Собрала цветочки… — испугано икнула я, во все глаза глядя на дракона!

— Р-р-р-у-у, — взревел зверь и попытался подняться, но лишь неловко взмахнул крыльями и вновь повалился на бок.

Я заметила воткнутое в ящера копье. Его кто-то пытался убить и, судя по тяжелому дыханию гиганта, практически достиг своей цели. Представляю, как расстроился охотник, когда добыча стоимостью сотни тысяч золотых упорхнула.

«И ко мне упала… В какой храм бежать делать благодарственное приношение за исполненное желание?» — пробежала ошалелая мысль.

Я нервно тряхнула головой.

Какой храм?! Какое приношение?! Уходить отсюда надо и немедленно.

Пока дракон жив — он опасен, ибо наделен не только внушительной пастью с клыками, но и сильной магией. Чудо, что он меня не заметил. Да и наверняка от места битвы ящер не далеко отлетел. Скоро придет тот, кто его ранил, и встречаться со столь сильным типом у меня никакого желания нет. Вряд ли он решит за охрану трофея наградить случайную ведьму. Вот прибить, чтобы не мешалась под ногами, это более вероятно.

Осторожно поднявшись, я решила отступить в лес, при этом старалась держать в поле зрения дракона. Мало ли…

Хрясь!

Звук сломанной сухой ветки заставил меня замереть, а дракона встрепенуться. Он приподнял голову на длинной шее и в упор уставился на меня. Под взором золотистых глаз с вертикальными зрачками я оторопела и не могла пошевелиться. Даже мысли полностью выветрились. Омуты крылатого ящера словно манили…

«Помоги», — прошелестел чей-то голос в голове.

Я вздрогнула, сбрасывая с себя странное оцепенение, и поняла, что стою практически вплотную к чешуйчатой морде, украшенной короной из нескольких роговых отростков.

Сама не поняла, как отскочила от опасности, правда не удачно. Нога проскользнула по траве, и я грохнулась на пятую точку. Миг, и ящер обессилено уронил голову на землю, правда сдвинул крыло, под которым торчало копье, словно намекая.

Это что? Он меня попросил?!

Драконы были редкостью. Единственные подтвержденные факты их появления — несколько похищений принцесс. И то не всех. Некоторые барышни голубых кровей инсценировали подобное, чтобы сбежать. Но никто не знал, каким разумом обладают эти хищники. Они ни с кем не разговаривали во время налета. Да, и для чего им нужны были девушки, тоже оставалось загадкой. Все, кто уходил в горы спасать красавиц, обычно не возвращались, а те, что выживали… их рассказам веры особой не было.

В общем, я знатно удивилась. И какое-то время просто глупо смотрела на дракона. Правда потом спохватилась и кинулась к нему на помощь.

Бросить разумное существо, просящее о спасении, оказалось выше моих сил. Да, я не знала, чем все обернется, но Темный Бог меня задери, если я смогу спокойно спать, оставив его здесь умирать!

— Вот только попробуй меня после этого сожрать, — пригрозила я, забираясь на дракона и хватаясь за древко.

Рывок. Копье сдвинулось на миллиметр, заставив чешуйчатого вздрогнуть и тихо рыкнуть.

— Терпи. — Безапелляционно потребовала я. — Это слишком глубокая заноза.

Вдохнула поглубже и присела для более мощного рывка.

— Раз, два, три! — я распрямилась как пружина.

Мгновение сопротивления и копье с неприятным хлюпающим звуком вышло. А я отправилась в свободное падение.

Спину пронзила боль, но я не обратила внимания, вновь вскочив на ноги. Кровь с удвоенной силой полилась из раны. И остановить ее было нечем. Зажать руками просто не реально. Скинув куртку, я сняла рубашку в намерении сделать из нее компресс. Вот только лекарства, которые у меня лежали в походной аптечке, были рассчитаны на человека. Для дракона размером с большую телегу этого явно не достаточно!

Я обессилено огляделась по сторонам.

И в этот момент как по волшебству поляна начала покрываться алыми каплями цветов тарнарайка.

Как ужаленная я кинулась их собирать. Первую охапку, как могла, растерла руками и сложила на чистую ткань. Вот только стоило мне направиться за следующей порцией целебной травы, как по телу дракона пробежала рябь, а в следующий миг меня ослепила яркая вспышка.

Когда цветные круги исчезли, а глаза вновь привыкли к темноте, я не сдержалась и ругнулась. На траве вместо ящера лежал обнаженный мужчина с темными длинными волосами.

— Надеюсь, у тебя закончились шокирующие фокусы! — быстро сворачивая уже имеющийся компресс и накидывая на себя куртку, нервно пробормотала я. Опустившись рядом с брюнетом на колени, я приложила целительные травы к ране и, как смогла, зафиксировала рубашку.

После этого побежала к своей сумке. Раз дракон «усох» до адекватных размеров, то и настойки мои ему должны были помочь. Добыв восстанавливающее и заживляющее зелье, я вернулась к «пациенту» и постаралась аккуратно перевернуть его на спину.

Внезапно он ухватил меня за лодыжку. Ногу словно маленькие иголочки пронзили, но боль быстро исчезла, оставив после себя тепло, которое распространилось по всему телу, пробудив где-то глубоко внутри чувство непередаваемой нежности. От неожиданности колени ослабли, я буквально рухнула на незнакомца. Лишь в последний момент успела выставить руки, чтобы не придавить мужчину.

— Да чтоб тебя, — сипло выдохнула я, не понимая, откуда такая реакция на банальное прикосновение.

«Соберись, Ийрит! Надо вылечить очередного страдальца. А потом выставить счет за услуги!» — мысленно увещевала я себя и это, как не удивительно, помогло. Спустя пару мгновений я вернулась к своим знахарским обязанностям и, приподняв голову дракона, поднесла к его губам первый пузырек.

— Давай пей, если жить хочешь.

Тот послушался и одним глотком осушил бутылочку. Потом другую. А спустя еще пару минут на меня, пусть и с трудом, но посмотрели уже вполне осознано.

Не сдержала облегченного вздоха. Помогло.

Рука непроизвольно пробежала по черным волосам мужчины. Жест предназначался для самоуспокоения, но дракону, судя по расправившейся между бровей напряженной морщинке, тоже полегчало. Я едва заметно улыбнулась и вновь приласкала раненого.

Сейчас, когда паника поутихла, я смогла рассмотреть своего пациента. И он оказался по-настоящему красив. Даже поймала себя на мысли, что хочу прикоснуться к этим аристократически заостренным чертам лица. Пройтись пальчиками вдоль четкой линии подбородка, коснуться тонкой линии губ…

Лодыжка, за которую недавно хватался дракон, отозвалась теплом. Я вздрогнула и отняла от мужчины руку.

Видимо стресс пагубно влияет на меня. Пора с этим заканчивать.

— Так! Надо вставать! — и в подтверждение своих слов начала подниматься и пытаться помочь мужчине. Получалось плохо, но я не сдавалась. — Надо добраться до моего дома, там я тебя подлечу. Но сразу предупреждаю мои услуги платные.

— Не переживай, — хрипло проговорил он, опираясь на меня. — Расплачусь.

— Угу, — не стала спорить я. — Чешуей возьму, если ты нигде у себя денег не припрятал.

— Договорились, — рыкнул дракон.

— Вот и от-тличненько, — просипела я, направляя раненого в нужную сторону. — Только еще сумку мою заберем. Прости, трофейное копье не потащу. И так… тяжело.

Бросила взгляд на оружие. Оно лежало в цветах тарнарайка. Дорогое, с вплавленным в основание острия красным камнем. Я же сожалела о не сделанных припасах чудесного цветка…

«Нет, точно с этого ящера стрясу неустойку!» — перехватывая поудобней дракона под руку, заключила я.

Забрав сумку, мы углубились в лес одной мне знакомой тропой. И, как оказалось, не самой удобной для перемещения раненого. Сколько раз мы упали, запинаясь о поваленные деревья, корни и прочие сюрпризы леса, я не сосчитаю. А сколько раз я пожалела, что вообще в это ввязалась, у-у!

Часть из вынужденных «привалов» я использовала, чтобы перевести дыхание. Мой спутник оказался слишком тяжелым. Хоть он и старался идти сам, мне приходилось прикладывать немало усилий, чтобы поддерживать его в вертикальном положении.

Когда мы добрались до опушки, я облегченно вздохнула. До заветного отдыха оставалось совсем немного, лишь самое простое — незаметно от деревенских проникнуть в дом.

Рассвет еще не наступил, и ночная тьма хорошо нас скрывала от возможных посторонних глаз. Впрочем, даже при свете у нас был шанс пройти, не привлекая внимания. Мой «курятник» находился на отшибе, а из леса в подвал кто-то из моих предшественников соорудил тайный лаз на всякий пожарный случай.

Помнится, когда я впервые увидела свое новое жилище, не знала, как не расплакаться от «счастья». Небольшой обнесенный тонким и невысоким частоколом дом слабо походил на неприступную крепость, в которой можно укрыться от голодных зверей или непрошенных гостей. А до помощи докричаться казалось невозможно. Но суеверные селяне не желали соседствовать с ведьмой и на мою просьбу найти мне другое жилье всеми возможными способами отказывались.

Правда потом я оценила и все плюсы отдельной жизни.

— Давай еще немного, — подбодрила я дракона, подходя к знакомым кустам.

Топнула ногой и отправила небольшой сгусток силы в землю. Та под действием магии спешно разъехалась в стороны, открыв тайный лаз. Не прошло и пяти минут, как мы влезли в дом через подвал.

— Свет, — скомандовала я, и под потолком вспыхнул стационарный магический светильник.

Мы оказались в большой комнате. Она заменяла мне и гостиную, и лабораторию, и кухню. Зону для готовки от общего пространства немного отделяла печь, на которой у меня сушились различные травы. Большинство поверхностей были заставлены колбами, котелками и прочей ведьминской утварью. В одних настаивались зелья, в других хранились готовые ингредиенты. Несколько прозрачных банок со всякими малоприятными вещами расставила на полках для антуража. Например, замоченные лягушачьи лапки колоритно булькали на центральной столешнице. Иначе местные «знатоки» сомневались, что я достаточно квалифицированная ведьма.

За небольшой дверью скрывалась спальня. Туда я и направилась вместе с раненым. Оставить его на лавке показалось мне не лучшим вариантом. Мало ли кто завтра с утра заявится за снадобьями?

Добравшись до единственной кровати, сгрузила свою ношу и устало вздохнула. Незнакомец со стоном лег на спину, а я отправилась за чистой водой. Надо было хоть как-то смыть грязь. Брюнету только заражения крови сейчас не хватало.

Заклинанием подогрела воду в деревянном ушате и, подтащив тот к кровати, залезла в шкаф. Найденная простынь в моих руках быстро превратилась в несколько длинных лоскутов. Не бинт, но для перевязки вполне могло сойти.

Свою рубашку, которая держала на раненом травяной компресс, я швырнула в угол как более не пригодную к носке. Жалко. Но отстирывать кровь и зеленый сок себе дороже. Новую куплю, когда этот чешуйчатый мне заплатит.

Обтирала мужчину со всей тщательностью, аккуратно проводя теплой влажной тканью по стальным мышцам. При этом периодически напоминала себе, что ничего такого особенного в этом нет, и вообще знахарский долг помочь нуждающемуся!

Закончив с «помывкой» я сосредоточилась на ране. Растертый тарнарайк остановил кровотечение, но затянуть рану до конца не смог.

Я метнулась в кухню. Там среди многочисленных баночек точно был стягивающий бальзам. Делала его, когда кузнец себе руку пропорол. Отыскав прозрачную баночку с желтоватым, похожим на цветочный мед содержимым, я поторопилась к больному. Стянула одной рукой края раны и обильно смазала их липкой мазью. По комнате распространился резковатый горький запах.

— Это поможет заживлению, — заметив, что дракон поморщился, пояснила я. — Сейчас еще зелье выпьешь, чтоб внутренние повреждения лучше затягивались. Так что, стисни зубы и садись.

Мужчина дернулся, стремясь выполнить мою просьбу. Ухватила его за руки и, что есть сил, потянула на себя. Вот только держаться вертикально ему было сложно, пришлось сесть сзади и играть роль подпорки.

И только стоило мне прижаться к дракону, как смущение опалило щеки, а горло перехватило. Через тонкую ткань майки я почувствовала исходящее от него тепло, словно между нашими телами и не было хлопковой преграды. Поймав себя на мысли, что готова так сидеть вечность, вздрогнула и поспешила перевязать больного.

«Ийрит! Возьми себя в руки!» — непрестанно повторяла я, быстро обматывая торс дракона плотной тканью.

Тем временем тот запрокинул голову мне на плечо. Его дыхание касалось нежной кожи виска и грозило разрушить мой самоконтроль!

Словно кукла я закончила перевязку, помогла брюнету выпить необходимые зелья и только после этого поняла, что у него поднимается жар. Придерживая за плечи, аккуратно уложила мужчину и сходила за еще одним зельем.

Напоив больного всем необходимым, я укрыла его одеялом и оценивающе скользнула взглядом по лицу. На лбу дракона выступила испарина, а между бровей вновь появилась хмурая морщинка. Я смочила чистую ткань в прохладной воде и положила ему на голову. Напоследок пальцы сами скользнули по щеке уже спящего мужчины.

Испугавшись своей тяги, я поспешила одернуть руку и выйти из спальни. Пора было уже подумать и о себе.

Выудила из шкафа чистую одежду, сменила в тазу воду и расположилась рядом с обеденным столом так, чтобы краем глаза наблюдать через приоткрытую дверь за своим гостем. Мало ли ему хуже станет?

Я с тревогой посмотрела в сторону спальни, но пока дракон спал спокойно.

Скинув грязную одежду, я осмотрела себя и удивленно замерла. Помимо мелких царапин ссадин и синяков на теле, на лодыжке обнаружила татуировку! Черный дремлющий дракон наподобие браслета обвивал ногу.

Дрожащими пальцами коснулась изображения. Оно оказалось немного шероховатым, как чешуя. А в следующий миг нарисованная ящерица открыла глаза, а по коже прокатилась теплая волна. Очень знакомая волна… Память услужливо подкинула воспоминание, как за это место меня ухватил живой дракон.

Это что он такое мне поставил?!

Я с испугом и настороженностью взглянула на спящего в моей комнате ящера. Сейчас было бесполезно допытываться, но вот с утра допрошу со всем пристрастием!

Разозленная из-за новоприобретенной метки я быстро смыла с себя грязь и обработала ссадины и ушибы. После чего натянула плотную сорочку, доходившую практически до колен, и решительно отправилась в спальню.

За оставшиеся пару часов до наступления утра хотелось хоть немного выспаться, а на жесткой лавке это точно не достижимо. Печь заняли травы, и перекладывать их было долго. Оставалось только узкое пространство между моим вынужденным постояльцем и стенкой. Я слишком устала, чтобы стесняться и переживать о подобающем поведении. Лягу под покрывало лицом к стене и отключусь. В конечном счете, дракон ранен и вряд ли вообще поймет, что рядом кто-то лежит.

Выудив плед, я аккуратно проползла на свое место и, стараясь ни о чем не думать, накрылась с головой.

 

Я надеялась выспаться, но напрасно. Нет, стоило добраться до подушки, уставшее сознание мгновенно провалилось в кромешную тьму. Но напряжение, которое посещало меня каждый раз, как только я приближалась к дракону, из тела никуда не исчезло. Я спала в одной позе и не шевелилась, подсознательно боясь потревожить соседа. Как результат с утра проснулась от того, что все ломит. Поэтому вставать не торопилась, надо было хоть немного потянуться и разогнать кровь.

Судя по косым солнечным лучам, освещающим стену, уже прошло часа три, как наступил рассвет. Не позволительно много. Тянуть время дальше было просто некуда.

Слезая с кровати, я старалась шуметь как можно тише, чтобы не разбудить гостя. Так же и одевалась. Из шкафа выудила привычную укороченную юбку черного цвета и темно-серую блузку с отложным воротником. Талию подчеркнула широким поясом. Русые волосы, доходившие до середины лопаток, не мудрствуя лукаво, собрала в высокий хвост.

Я придирчиво осмотрела свое отражение в висящем на стене зеркале и констатировала, что в нормальные дни выгляжу куда лучше. После бессонной ночи глаза опухли и покраснели, даже было сложно разобрать, что они серого цвета. Обычно привлекательное лицо с правильными чертами, прямым носом и правильной линией губ осунулось. Плечи устало сгорбились, отчего грудь смотрелась совсем невнятно.

Я недовольно поморщилась и отправилась в кухню: «Мне срочно нужен целебный отвар».

Сознание прибывало в заторможенности и отрешенности. Я рефлекторно смешала себе бодрящий сбор и вскипятила чайник. Спустя несколько минут уже сидела с ногами на скамье и потягивала горячий напиток. Прошедшая ночь выпила из меня все эмоции и силы. Надо было подумать о ближайшем будущем. Например, о том, где раздобыть дракону одежду? Какую оплату с него можно стребовать? Какова вероятность, что охотник придет за своей несостоявшейся добычей к моему порогу?

Но я могла лишь бездумно смотреть на свою «разрисованную» ногу и водить пальчиком по шершавой спине ящера. Каждое мое прикосновение отзывалось легким теплом, а дракоша щурил глаза. Никогда не видела ничего подобного…

— До дыр затрешь, — раздался холодный мужской голос.

Я едва не подпрыгнула от неожиданности и обернулась в сторону спальни. В дверях стоял мой гость. Бледный и закутанный в покрывало, он хмуро смотрел на меня. Это внезапно неприятно резануло по душе. Я ему тут изо всех сил помогаю, а он на меня волком смотрит.

— Что это? — опуская все любезности, ровно спросила я и указала на татуировку.

Мужчина на мгновение поджал губы, а после сухо обронил:

— Печать нашего договора. Ты помогаешь — я расплачиваюсь… чешуей. — На последнем слове он невольно поморщился. — Как ты и хотела. Мне нужна была уверенность, что не получу от тебя нож в спину. Метка пропадет через три месяца. А пока она создает между нами легкую ментальную связь и не дает навредить друг другу. Так что не трогай ее без особой нужды.

Дракон прошел к столу и, осмотрев кухню, спросил.

— А что-то съедобное в этом доме есть?

— Можно подкрепиться лягушачьими лапками. Говорят, в них много питательного, — флегматично пожала я плечами и кивнула в сторону булькающей банки.

Отношение дракона мне не понравилось. Зато понравилось, как он брезгливо скривился после моего предложения. «Ну что, дружок? Как ты ко мне, так и я к тебе», — мысленно хмыкнула я, а сама отставила кружку и направилась в погреб. Просто самой тоже есть хотелось.

— Тебя как хоть зовут? — спросила, открывая в полу люк и спускаясь по деревянным ступенькам.

— Вир эт Ран, — донеслось мне в след.

Хм, и что из этого имя, а что фамелия? Мысленно проговаривая имя дракона, я взяла первую попавшуюся курицу, несколько яиц и мерную кружку крупы.

— Ну что ж, Вир. Меня можешь звать Ийрит, — возвращаясь на поверхность, ровно откликнулась я.

Глаза дракона полыхнули золотом, выдавая раздражение.

— Я вроде не давал разрешение называть меня сокращенным именем, — с угрозой проговорил он.

— А я вроде не нанималась кормить неблагодарного дракона, которого сначала тащила по лесу, а потом лечила! — не сдержавшись, рявкнула я в ответ и в упор посмотрела на брюнета. Как успела одернуть себя и не запустить в мужчину замороженной курицей, даже не представляла.

Я сама не поняла, из-за чего так разозлилась, но успокоиться никак не получалось. Дурацкий недосып!

Дракон справился со своим раздражением первым. Прикрыв глаза, он глубоко вдохнул и коротко выдохнул. И как по волшебству моя злость тоже утихла.

— Кажется, связь немного сильнее, чем я ожидал, — ровно сказал Вир. — Придется следить за эмоциями обоим.

Я удивленно хлопнула глазами.

— Ты никогда не ставил печать договора до этого?

— По-твоему я каждый день бываю при смерти?! — огрызнулся ящер, и глубоко дышать теперь пришлось нам вместе.

— С этим надо что-то делать, — заключила я.

— Подкреплюсь и активирую ментальный щит, — успокаиваясь, заключил брюнет.

123d

Подписка
Переживаете, что важные новости о выходе книг, встречах с автором и других интересных событиях пройдут мимо вас? Подпишитесь на рассылку! =)
Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг
Индекс цитирования