«МГУ для ведьмы» — Глава 2

←Назад к аннотации | Глава 3→

Казалось, я только-только провалилась в сон, как тотчас подскочила от требовательного стука в дверь. За окном — темнота. Едва очнувшись ото сна, я на ощупь нашла халат и, встревоженная, поспешила открывать. Кто пришел так поздно? Что случилось?

Когда несчастная деревянная створка распахнулась, меня ослепило светом магического фонаря.

— Приветствуем тебя, первокурсник, в стенах великого магического университета! — раздался бодрый женский голос.

— Что? — непонимающе переспросила я и попыталась рассмотреть, кто потревожил мой сон. Но, даже прикрывшись рукой от света, мало что увидела — лишь силуэты трех людей.

— Я — Камилла Олара Ди Шорн, представляю ученический совет, и сегодня мы проводим ночь посвящения в адепты! — торжественно сообщила стоявшая ближе остальных девушка. — И для начала: обещаешь ли ты быть настоящей адепткой?

— Э-э-э… я постараюсь, — ошарашенно ответила я.

Мне доводилось слышать о посвящении в адепты, но я плохо представляла, как именно оно проводится. «Вроде шуточную клятву дают, да и все, — припомнила я слухи, ходившие среди учеников. — Но почему ночью?!»

— Обещаешь ли любить университет как второй дом? — тем временем продолжила допытываться Камилла.

— Да, — вновь согласилась я, желая скорее покончить с формальностями и отправиться обратно спать.

Вот только сбыться моим чаяниям было не суждено. Представительница совета один за другим монотонным голосом задавала вопросы из разряда: обещаешь ли ты ставить тапочки носками ровно на север и бороться за последний пирожок на раздаче. Спустя несколько минут я уже и не прислушивалась к вопросам, однообразно соглашаясь на все подряд.

— Клянешься ли ты пройти обряд посвящения в адепты, несмотря ни на что и вопреки всему? — поинтересовалась Камилла.

— Да, — по инерции согласилась я.

И неожиданно мое короткое слово превратилось в фиолетовое облачко.

— Что?! — воскликнула я, запоздало очнувшись. — Магическая клятва?

Я даже не заметила, когда старшекурсница сплела простое заклинание обета.

— Вот и замечательно, — довольно протянула местная активистка, полностью проигнорировав восклицание.

Помощник представительницы ученического совета тотчас вручил мне мешочек, пахнущий травами, и убористо исписанный листок.

— В инструкции к заданию найдешь ответы на все свои вопросы. На прохождение посвящения у тебя сутки, — быстро пояснила Камилла. — Спокойной ночи и удачного первого учебного дня!

Улыбка, которую мне подарили на прощание, была, мягко говоря, зловещей. Не успела я и слова возразить, как Камилла скомандовала своим сопровождающим двигаться к следующей комнате, будить новую жертву.

Я проводила троицу хмурым взглядом. Ну надо же! Развели как маленькую девочку. Вот только топать ногами и заявлять об обмане поздно, данное слово придется выполнять.

Когда старшекурсники постучались в соседнюю дверь, я понуро вернулась в комнату и включила свет. На выполнение задания у меня всего лишь сутки, значит, время лучше не терять.

Расположившись за столом, я начала читать инструкцию. И чем дальше углублялась в ее изучение, тем меньше мне нравился обряд посвящения в адепты, а старшекурсники казались неадекватными садистами. Ну кто в здравом уме предложит первокурсникам опоить своих старших собратьев зельем, окрашивающим волосы? Причем расцветка у выпившего отвар могла оказаться совершенно дикой: от ярко-зеленого до ядовито-оранжевого.

Нет, ученический совет, конечно, предлагал нам несчастным альтернативу — выпить зелье самостоятельно и три дня являть собой «пример честности и достойного самопожертвования». Но, на мой взгляд, это было ничуть не лучше самого задания.

Дочитав инструкцию, я мысленно взвыла и раскрыла мешочек с ингредиентами. После чего едва не выругалась. В моем наборе в качестве красителя присутствовал болотный хнар, который благополучно превращал любую девушку в зеленую мымру.

Ну почему я попалась на этот развод?!

Вопрос риторический и абсолютно бессмысленный. Пожалуй, стоит смириться с обстоятельствами и достойно вынести это испытание.

Но, вновь окинув взглядом ингредиенты, я поняла: мысленные установки в данный момент бесполезны. Рука просто не поднимается варить зелье. К тому же еще в первый год обучения в школе нам вдолбили, что с затуманенным разумом изготавливать магические отвары чревато неприятными последствиями. Самое безобидное — зелье не получится, а дальше вплоть до взрыва.

Поэтому, отложив смешивание ингредиентов на утро, я отправилась спать в надежде, что, когда проснусь, все это окажется сном.

Проснулась вместе с будильником, сигнал которого было сложно проигнорировать. Бросив хмурый взгляд на стол, где оставила ингредиенты, я убедилась, что все лежит на своих местах, и отправилась в ванную.

Быстро умывшись, схватилась за расческу, украшенную несколькими сверкающими камнями. В кристаллы при изготовлении заложили простейшие заклинания, помогающие в укладке волос. Достаточно было лишь раз провести щеткой по волосам, как те принимали заданную форму спиралей.

Пока причесывалась, еще острее осознала, что ходить пугалом три дня будет невыносимо.

Ладно, в любом случае надо сначала сделать зелье, а там, глядишь, к вечеру мне улыбнется удача.

Надежда, что среди старшекурсников найдется хоть один бескорыстный, добрый и отзывчивый человек, была похожа на безумный упрямый огонек свечи, который пытается разгореться при ураганном ветре. Но отказаться от нее мне не хватало силы воли.

Терзаемая нелегкими раздумьями, я вышла из ванной и нехотя разложила ученический набор для зельеварения: пестик со ступкой, маленькую горелку и столь же компактные весы.

Зелье для окрашивания волос, судя по приложенному к заданию рецепту, было достаточно простым. Поэтому поначалу казалось, что много времени у меня это не займет. Но так как голову занимали невеселые мысли, сосредоточиться оказалось трудно. Приходилось все по нескольку раз перепроверять. В итоге я благополучно пропустила завтрак. И, запихнув пузырек с магическим отваром в сумку, сразу поспешила на церемонию приветствия первокурсников.

По коридорам общежития я практически бежала, так же спешно преодолевала и парк. К счастью, долго плутать по главному корпусу не пришлось. Нужный зал находился на втором этаже, недалеко от аудитории, в которой я сдавала экзамен.

Двери его оказались распахнуты настежь, а внутри уже гомонили адепты. Большую половину просторного помещения занимали ряды скамей, на которых к моему приходу уже практически отсутствовали свободные места. И… разукрашенных всеми цветами радуги адептов среди однокурсников не наблюдалось.

Никто еще не решился пожертвовать внешним видом ради посвящения? Или у них у всех есть знакомые старшекурсники?

Отбросив посторонние мысли, я озаботилась поиском места и практически сразу наткнулась взглядом на Амалию. Она сидела в первых рядах и, встретившись со мной взглядом, подзывая, махнула рукой.

— Доброе утро, — подойдя, поприветствовала ее я. — Как прошла ночь? Тоже разбудили представители ученического совета?

— Доброе, — отозвалась девушка и печально вздохнула. — Да, как и весь наш курс. И теперь мне предстоит красоваться лиловой расцветкой. А тебе что досталось?

— Болотный хнар, — горестно вздохнула я.

— О, сочувствую, — искренне откликнулась Амалия. — Жаль, выбора у нас нет. Остается только выпить краситель.

— Но я предпочту сделать это позднее. Не хочется в первый день показаться перед преподавателями в экстремальной раскраске.

Амалия согласно кивнула, но сказать ничего не успела. За моей спиной раздался женский голос:

— Кого я вижу! Амалия Глиц. Пытаешься втереться в доверие к очередной благородной леди?

Я обернулась. Выше на один ряд стояла темноволосая, с черными как ночь глазами сокурсница. Ее тонкие губы изгибались в едва заметной улыбке.

Амалия мгновенно потупилась и тихо откликнулась:

— Это не так, леди Шарлотта.

Но девушка проигнорировала ответ и, доверительно понизив голос, обратилась ко мне:

— Я вам настоятельно советую пересесть. Общение с людьми подобного сорта, — брюнетка выразительно скосила глаза на мою рыжую знакомую, — ни к чему хорошему не приведет.

Я взглянула на Амалию. Та с силой сжимала кулаки и кусала губы, опустив голову и сдерживая желание возразить. Подобная реакция говорила о многом. Но мне на статусы было наплевать, а общаться с зельеварщицей приятно.

— Благодарю за беспокойство, леди Шарлотта, но меня вполне устраивает данное место, — нейтрально ответила я.

— Как пожелаете, леди… — Девушка сделала паузу, ожидая услышать мое имя, и я не стала ей в этом отказывать.

— Лириана Фелиция Ди Кортан.

— Надеюсь скоро увидеть вас, леди Лириана, в более приемлемой компании, — пропела дворянка и двинулась в глубь аудитории.

А я спокойно повернулась к Амалии.

— Расскажешь, чем насолила Шарлотте?

Будущий зельевар глубоко вздохнула и с отчаянной решимостью сказала:

— Я незаконнорожденная дочь барона Шентрана. Отец признал меня и взял на полное обеспечение. И хоть ни на какие титулы и прочее я не претендую, моим существованием мало кто остался доволен. Я бросаю тень на благородную семью. А Шарлотта Аста Ди Лерват невеста моего старшего брата.

Ситуация Амалии не сказать, что часто встречалась в нашем обществе, но представить ее я вполне могла. Оставалось только посочувствовать сокурснице.

Естественно, из-за ее внутрисемейных дрязг обрывать наше общение я не собиралась.

— Я пойму, если ты… вы посчитаете меня недостойной своего общества, — тем временем закончила свой рассказ Амалия.

— Глупости какие, — уверенно проговорила я, взглянув на понурившуюся девушку. — И давай вернемся к обращению на «ты», а то я себя чувствую неудобно. Мы все-таки в университете.

— Спасибо, — пробормотала она.

— К тому же еще посмотрим, в какой цвет перекрасится сегодня Шарлотта, — с хитрой улыбкой заметила я.

Но попытка разрядить обстановку не сильно удалась. Амалия с сожалением протянула:

— Мы этого не увидим. Наверняка она уже отдала зелье моему брату. Он на четвертом курсе факультета боевых искусств учится. И у него есть возможность антидот достать.

— Печально, — протянула я.

Удачливость Шарлотты вызвала зависть. Спрашивать Амалию о помощи брата, естественно, было бы бесполезно. Вряд ли у него более дружелюбное отношение к сестре, чем у его невесты.

Впрочем, в следующий миг мне стало не до размышлений. В аудиторию вошел ректор в сопровождении деканов и подтянутого пожилого мужчины в магистерской мантии факультета менталистики. Все моментально затихли и поспешили подняться, приветствуя магистров.

Ди Граш поднялся за трибуну и обвел аудиторию спокойным взглядом, казалось заглянув каждому в глаза. Чуть в стороне замерли деканы.

— Светлого дня, адепты. — Низкий бархатистый голос, усиленный магией, достиг даже самых дальних рядов, после чего ректор жестом разрешил нам сесть. — Рад приветствовать вас в стенах Магического государственного университета!

Мы встретили приветствие аплодисментами, и Ди Грашу пришлось сделать паузу в ожидании тишины.

— С сегодняшнего дня у вас начнется увлекательная жизнь, но не забывайте о правилах, установленных в нашем учебном заведении. Они не сильно отличаются от тех, к которым вы привыкли в школе. Главное, не нарушать дисциплину и не покидать без разрешения деканата стены замка. Также первокурсникам воспрещается посещать университетский полигон без сопровождения преподавателей. Надеюсь, с соблюдением столь простых ограничений вы справитесь. А теперь позвольте представить вам глав факультетов. Декан факультета боевых искусств — Саввар Нартим, граф де Тольгар. Декан факультета целительского мастерства — Нутриция Лара Бенетран…

Ректор указывал на коллег, те делали небольшой шаг вперед, и мы приветствовали преподавателей аплодисментами. Последней была представлена декан факультета зельеварения, после чего Ди Граш продолжил:

— Мы все будем следить за вашими успехами в учебе, и самые достойные будут соответственно вознаграждены за усердие. Также по возникающим вопросам вы всегда можете обратиться к представителям ученического совета. Желаю всем успехов в нелегком постижении магических наук! Помните, от вашего усердия зависит не только цвет диплома, но и перспективы. И на этой светлой ноте я, пожалуй, закончу и передам вас в руки уважаемого профессора Дайвака.

Ди Граш сделал вежливый жест в сторону пожилого магистра-менталиста. Тот поблагодарил кивком и приблизился к кафедре.

Мы поблагодарили ректора дружными аплодисментами, а когда Ди Граш вместе с деканами направился к двери, снова поднялись, прощаясь. Как только дверь закрылась, магистр Дайвак занял место за преподавательской кафедрой.

— Присаживайтесь, — разрешил он. — Сегодня мы с вами начнем вспоминать историю развития магического мира.

Я поспешила открыть тетрадь и углубилась в конспектирование лекции. Профессора не заботило, что кто-то не успевает за ним записывать, поэтому приходилось торопиться и оставлять пропуски в надежде, что найду ценную информацию в учебнике. Что-то впоследствии удалось заполнить на перемене из тетради Амалии.

После двух пар непрерывной записи дат и событий, относящихся к далеким временам, когда люди только начали постигать основы владения силой, я готова была взмолиться о пощаде. Но сменивший Дайвака магистр Трошер проявлять человеколюбие и сострадание не пожелал и продолжил мучить нас философией постижения силы и естествознанием.

Я отчаянно пыталась осознать, что из всех предложенных концепций и массы трудно выговариваемых понятий сможет пригодиться мне в будущем. И не находила. Вот только в конце первого курса по философии нас ждал экзамен, так что хочешь не хочешь, а приходилось записывать непонятную лекцию.

Трошер закончил философствовать, лишь когда раздался пронзительный звонок, оповещающий о начале большой перемены.

— Наконец-то час на отдых, — откладывая ручку и разминая уставшую кисть, протянула Амалия.

— И обед, — собирая вещи в сумку, радостно добавила я, ибо лишенный ужина и завтрака желудок уже начинал бунтовать.

Как только переступила порог столовой, я вспомнила про вчерашний ужин и, скользнув взглядом по столикам у окон, мгновенно наткнулась на Ригана. Парень обедал в компании своих сокурсников. Это радовало — у меня появился шанс спокойно поесть, но для этого требовалось, чтобы блондин и его друг Джеф меня не заметили.

Я ухватила идущую рядом Амалию за руку и, отгородившись ею от случайного взгляда аристократа, потянула подругу к раздаче.

— Что случилось? — удивилась девушка.

— Да так, не хочу попадаться одному типу на глаза. У нас с ним возникли непреодолимые разногласия, — не вдаваясь в подробности, пояснила я.

Амалия посмотрела по сторонам, но, не найдя причину моего странного поведения, неопределенно пожала плечами и больше ни о чем не спрашивала. Видимо, оставила расспросы на потом.

Нагрузив поднос тарелками, я попыталась найти место подальше от ВИП-зоны. Однако путешествовать по залу оказалось бесперспективно. Освобождавшиеся столики мгновенно оккупировали новые адепты. Пришлось выбирать из того, что поближе. Я удачно успела занять столик, который от окон отделяла большая и шумная компания парней с боевого факультета. При этом я на всякий случай села лицом к окнам, чтобы следить за потенциальной угрозой и, если Риган вознамерится вновь осчастливить меня своим обществом, вовремя сбежать.

— Так от кого ты прячешься? — не скрывая интереса, спросила Амалия, когда мы приступили к обеду.

Я бросила нервный взгляд в сторону ВИП-зоны.

— Я мало что о нем знаю. Этого типа зовут Риган, и он из высших аристократов.

— Высокий красавец-блондин, предпочитает собирать волосы в небрежный хвост? — тихо уточнила сокурсница, пытаясь рассмотреть сидящих у окон адептов.

— Ты его знаешь? — удивилась я, услышав описание моей персональной проблемы.

— Странно, что ты его не узнала, — одарила меня укоризненным взглядом Амалия и, придвинувшись ближе, заговорщицки понизила голос. — Это же Риган Аретти, маркиз де Асвард, сын герцога Ургерийского.

Я нервно кашлянула.

Кому я еще могла надерзить? Только племяннику короля!

Говорила мне мама, что надо изучать альбомы с портретами аристократов. А я все откладывала это на потом. Да даже если вспомнить портрет самого герцога, можно было бы понять, что передо мной стоит его сын. Они же похожи. Но моя голова в тот момент была занята другими вещами. Поэтому примите-получите за свое невежество, леди Лириана.

— Я как-то никогда не интересовалась светской хроникой, — сдавленно призналась я, мысленно выдавая себе подзатыльники. — А в наше северное приграничье такие птицы не залетают.

— И какие же у вас разногласия с де Асвардом? — обеспокоенно спросила Амалия.

Я тяжело вздохнула и поведала новой подруге про обе встречи с Риганом. Сокурсница, поначалу волновавшаяся за меня, под конец рассказа кусала губы, чтобы не рассмеяться.

— Ничего смешного, — недовольно прошипела я, закончив повествование. — Он теперь на меня точно зуб точит, а возможностей выставить меня не в лучшем свете, или того хуже, подставить у него достаточно.

— Да уж… — Амалия покачала головой. — Конечно, не думаю, что де Асвард будет мстить тебе специально, но тебе действительно лучше ему на глаза пока не попадаться. Глядишь, через пару недель его подогретый твоими отказами интерес утихнет. Хотя с другой стороны, — неожиданно добавила Амалия, — многие за его внимание удавились бы.

С этим трудно было поспорить. Молодой красивый аристократ — мечта легкомысленных девушек, воображающих, что появится на их пути герцог, влюбится и женится. Вот только я в подобные сказки не верила.

— Нет, другие могут давиться сколько угодно, — выдохнула я. — Сама подумай: кто я и кто он? Слишком большая разница в положении, чтобы на что-то надеяться.

— Ну, многие надеются на определенные связи, дорогие подарки, еще какую-то выгоду…

— И быть ради этого временной игрушкой? Нет, это точно не для меня. — Я неприязненно передернула плечами.

Во время разговора я потеряла бдительность. Оказалось, шумные боевики, которые нас разделяли, уже ушли. И сейчас, вновь взглянув в сторону потенциальной опасности, я встретилась с Риганом взглядом.

Сын герцога Ургерийского усмехнулся и подмигнул, отчего мне стало не по себе. Но в следующий миг наш зрительный контакт оборвал подошедший широкоплечий парень с факультета артефактологии.

— Доброго дня, прекрасные леди. Вы ведь тоже на первом курсе учитесь?

Мы с Амалией синхронно кивнули и проследили, как незнакомец, радостно хлопнув в ладоши, сел за наш столик. Артефактник обладал приятной внешностью. Широкое, с массивной челюстью лицо излучало приветливость, а в карих глазах проскальзывали озорные искорки. Чуть волнистые темные волосы парень лихо зачесал на правую сторону.

— Меня зовут Адам.

— Амалия, — представилась рыжеволосая ведьма-зельеварщица.

— Лириана, — в тон ей откликнулась я, а пятки уже горели от желания покинуть столовую. Не ровен час, Риган вздумает присоединиться к нашей милой беседе, а общаться с аристократом я пока морально не готова.

— Очень приятно. Так вот, у меня всего один вопрос: у вас в знакомых кто-нибудь из старшекурсников имеется?

— Увы, зелье будем пить самостоятельно, — ответила Амалия, сразу определив, к чему клонит парень.

— Эх, — разочарованно вздохнул Адам. — Впрочем, ожидаемо. Ну хоть выпью эту гадость в приятной компании.

Он достал из внутреннего кармана пузырек с зельем и, проглотив краситель, недовольно поморщился. Не прошло и секунды, как темные волосы Адама стали приобретать ядовито-оранжевый цвет.

— Когда будете пить свои зелья, лучше смешайте со сладким морсом, — заботливо посоветовал он. — И да, вечером у нас на третьем этаже в общей гостиной планируется небольшая вечеринка по случаю поступления. Приходите, хорошее настроение гарантирую.

Отказываться от приглашения мы с Амалией не стали. Ибо действительно хотелось отметить поступление, да и познакомиться с сокурсниками тоже.

Получив заверения, что мы постараемся прийти, Адам лучезарно улыбнулся и неожиданно встрепенулся:

— О, скоро начнется лекция по анализу и построению структур артефактов. Лириана, ты ведь со мной на потоке, пошли быстрее. — Он ухватил меня за руку и вытянул из-за стола. — Этот предмет сам Райенг ведет. И по голове за опоздание не погладит!

Я только и успела бросить Амалии на прощание короткое «пока», да заметить краем глаза, как из-за своего стола поднимается Риган. А через пару мгновений благодаря Адаму мы уже покинули столовую.

Противиться напору парня даже не подумала. Чем дальше от Ригана, тем лучше.

В аудиторию я буквально влетела вслед за своим буксиром и чуть не споткнулась. Мои сокурсники превратились… в клоунов. Я словно попала на съезд цирковых артистов. Практически у всех адептов был неестественно яркий цвет волос, а у некоторых парней лица покрывали алые пятна.

Окинув взглядом девушек, я поняла, что большинству достались достаточно приемлемые цвета, от огненно-красного до благородного золотого. У нескольких сокурсниц были волосы фиолетового оттенка и у одной василькового.

И вот почему именно мне достался цвет болотной тины?

Впрочем, попадались такие же, как и мы с Амалией, не рискнувшие сразу выпить зелье. Но их меньшинство терялось в цветовом взрыве, и это непрозрачно намекало, что я просто оттягиваю неизбежное.

— Эх, рядом сесть не получится, — вздохнул Адам и, взглянув на меня, снова улыбнулся. — Надеюсь, прекрасная леди, вы не обидитесь, если я вас покину?

Шутливый тон заставил меня улыбнуться в ответ и сказать в той же игривой манере:

— Постараюсь пережить разлуку.

— Вот и замечательно. — Парень проводил меня до ближайшего свободного места и отправился на галерку.

Общение с Адамом подняло настроение. Все-таки есть в университете нормальные ребята, а не снобы.

Войдя в аудиторию, декан нашего факультета в первое мгновение замер, окидывая слегка удивленным взглядом разукрашенных адептов.

— Смотрю, в этом году старшекурсники продолжают терзать свою неуемную фантазию, придумывая посвящение в адепты, — задумчиво проговорил Райенг и прошел за кафедру. — Надеюсь, экстремальное окрашивание не повлияло на серое вещество в ваших головах, и лекция пройдет для вас с пользой.

Адепты нестройно загудели, но стоило Райенгу вскинуть руку, как все умолкли.

— Открываем тетради и учебники, если вы успели ими обзавестись. Записываем: «Структуры артефактов: определение, понятия, классификация».

Манера декана преподавать материал отличалась от занимавших наше утро магистров истории и философии. Райенг решил совместить лекцию и добровольный опрос. Перед тем как рассказать материал, он периодически интересовался у аудитории, есть ли желающие блеснуть знаниями и получить плюсик к экзаменационной оценке.

Естественно, я желала! Расписав классификацию артефактов по сферам применения и уровню сложности, я получила свой плюсик. Пожалуй, буду готовиться к каждому занятию. Глядишь, к концу семестра получу оценку за экзамен автоматом.

По окончании лекции Адам еще раз напомнил, что вечером ждет нас с Амалией на вечеринке, и куда-то умчался. Я же, дабы не терять времени даром, отправилась в библиотеку заполнять пробелы в лекции по истории. Да, материал там был не новый, но я в принципе не любила белые пятна в тетрадях. Как не любила бегать сломя голову перед экзаменом в поисках нужных данных. Лучше заранее подготовиться.

За книгами я досидела до самого ужина, а в столовую пошла, ощущая, как с каждым шагом все сильнее давит чувство обреченности. Отпущенное на выполнение задания ученического совета время истекало.

Что ж, пора было собраться с силами и проявить храбрость. К тому же в разношерстной компании сокурсников я буду выглядеть не так уж и заметно.

На раздаче я взяла два стакана с морсом. В один налила зелье, а вторым планировала запить, если останется неприятное послевкусие. Пока ужинала, мысленно себя уговаривала: «Зажмуриться. Выпить. И забыть про это!»

«Ага, забыть до первого встречного зеркала», — ехидничало подсознание.

— Смотрю, ты готовилась к моему приходу, даже второй стакан захватила? — раздался совсем близко голос Ригана.

— А? — вырываясь из нелегких размышлений, глупо переспросила я у севшего рядом парня, а когда до меня дошел смысл его слов, попыталась возразить: — Это не…

Но было уже поздно. Риган схватил ближайший к нему стакан и сделал большой глоток. И тут сработал закон подлости.

«Мне крышка», — билась в голове единственная мысль, пока я наблюдала, как платиновый блондин окрашивается в грязно-болотный цвет. Я в ужасе прикрыла рот ладошкой.

— Горьковатый морс… — задумчиво проговорил Риган, а взглянув на меня, обеспокоенно спросил: — Что с тобой?

Я смогла лишь покачать головой. Язык не поворачивался сознаться в произошедшем.

— Риган! Что с твоими волосами?! — взвизгнула подскочившая к нам белокурая девушка, увешанная дорогими украшениями.

В следующую секунду удивление и тревога на лице старшекурсницы с факультета боевиков моментально сменились гневом. И она накинулась на меня:

— Как ты посмела подмешать зелье в еду?! Это нарушение правил университета! Я немедленно сообщу в дисциплинарный комитет ученического совета! И ректору!

Даже у страха есть пределы, за которыми становится наплевать на всякие последствия. Угроза незнакомки избавила меня от оцепенения и разбудила гнев. Я согласна, что не успела предупредить Ригана о зелье, но терпеть надуманные обвинения не собиралась.

— В свою еду я имею право подмешивать все, что угодно, — холодно заявила я. — А если кто-то…

Договорить я не успела. Меня перебил налюбовавшийся на свой позеленевший хвост Риган:

— Луция, а с чего ты решила, что меня обманом опоили? Я, как и все, в курсе выданного первокурсникам задания. И у нас тут сделка.

Девушка ошарашенно захлопала глазами.

— Но…

— Но ты привлекаешь слишком много внимания к этой незначительной ситуации, — вновь не дал ей вставить и слово наследник герцога Ургерийского. Да, в этот момент иначе его называть даже мысленно не получалось. Он излучал власть и силу, не подчиниться которым казалось немыслимым.

— Прошу меня простить, — вынуждена была сказать Луция.

— Ничего, — смягчаясь, откликнулся Риган. — Но теперь прошу нам не мешать.

Старшекурсница присела в прощальном книксене и, одарив меня полным ненависти взглядом, отошла от стола.

Количество аристократов, которым я наступила на мозоль, растет в арифметической прогрессии. Теперь мне еще и от этой блондинки скрываться?

— Забавно получилось, — с улыбкой заключил Риган, вновь рассматривая кончики своих волос.

Я недовольно поджала губы. Теперь я Ригану, получается, должна? А с другой стороны…

— Если бы вы проявили сдержанность и выслушали меня, этого удалось бы избежать.

— Ты хотела три дня ходить зеленой? — поддел меня аристократ.

— Нет, но и о помощи не просила.

— Я предпочитаю считать все произошедшее неожиданной услугой и надеюсь на ответную любезность.

Я хотела сказать Ригану, что свои надежды он может возложить на кого-нибудь другого, но сдержалась. Ни к чему усугублять ситуацию. Тем более я действительно оказалась ему обязана: все-таки помог и с зельем, и Луцию спровадил. Так что лучше сперва выслушать, что ему от меня надо.

— И какую?

— Свидание.

Выслушала называется!

— Нет. Выбери что-нибудь другое.

— Хочешь пройтись в дисциплинарный комитет и получить выговор за поведение, как предлагала графиня Ди Сотер? — саркастично выгнул бровь Риган.

Я скрипнула зубами от досады и прикрыла глаза в попытке успокоиться. Торговаться с этим парнем оказалось бесполезно. Но и получать выговор в первый день ужасно, особенно если узнает отец. Моя учеба здесь может закончиться, так и не начавшись.

Но свидание…

Перед мысленным взором появилась белокурая сокурсница Ригана. Интуиция подсказывала: не просто так Луция оказалась рядом. Да и ее многозначительный взгляд не сулил мне ничего хорошего. А тут еще и свидание.

— Да ладно тебе, — начал увещевать Риган. — От свиданий еще никто не умирал. Тем более это будет всего лишь небольшая дружеская прогулка по территории университета. Заодно сможешь посмотреть, что где находится.

Я с сомнением взглянула на парня:

— Только прогулка, и ничего больше?

— Только, — быстро подтвердил он.

— Хорошо, тогда завтра вечером, — сдалась я на милость Ригана, но сразу же захотелось его поддеть, уж больно довольное было лицо у парня. — Сегодня я занята, да и гулять с болотным хнаром не хочется. Так что будь добр, до завтра верни нормальный цвет волос.

Я подхватила сумку и поспешила прочь. Из столовой уходила сопровождаемая любопытными взглядами адептов, которые стали свидетелями нашего с Риганом общения. Я кожей чувствовала зарождение новой сплетни.

Увы, предотвратить ее было невозможно. Оставалось только надеяться, что это не выльется в очередные неприятности.

Вернувшись в комнату, я погрузилась в лекцию по истории и устранение пробелов в ней, даже смогла отрешиться от мыслей о предстоящем свидании. В конечном счете, мне действительно нужна экскурсия, и какая разница, кто ее проведет? Тем более оставалась надежда, что, если я буду держаться максимально холодно и сдержанно, Риган потеряет ко мне интерес и настаивать на продолжении общения не станет.

Я горько усмехнулась. Приехала в университет мужа искать, а сама придумываю, как отделаться от ухажера. Матушка такие планы точно бы не одобрила. Вот только маркиз на роль моего супруга не подходит — слишком большая разница в статусах. А вот испортить репутацию близким общением с ним можно запросто. Ибо даже если ничего между нами не будет, молва придумает и опишет в мельчайших подробностях.

Стук в дверь заставил меня отложить учебник. Открыв, я обнаружила на пороге Амалию, волосы которой стали фиолетовыми.

— Привет, не удивляйся, я узнала номер твоей комнаты у коменданта и решила зайти за тобой перед… — Подруга осеклась на полуслове и, нахмурившись, спросила: — Почему ты до сих пор не выпила зелье? Наказание за проваленное посвящение — фиолетовые пятна по всему телу.

Я пропустила сокурсницу в комнату и призналась:

— Его выпили за меня.

Девушка хмыкнула:

— Тогда поздравляю.

— Да не с чем, — отмахнулась я. — Краситель Риган случайно выпил, и теперь мне за это расплачиваться.

Амалия моментально перестала дуться и с неподдельным беспокойством уточнила:

— И что он потребовал?

— Завтра пойду на экскурсию по территории университета, а Риган будет моим гидом. — Сдержать тяжелый вздох не удалось.

— Он выпил зелье и еще на свидание пригласил? Ты уверена, что это расплата, а не приятный бонус? — хитро усмехнулась сокурсница.

Я одарила подругу хмурым взглядом.

— Да если бы кое-кто не хватал мой морс без спросу, то я никогда бы в жизни с ним на свидание не пошла. Он же ходячий генератор проблем. А у меня нет желания разбираться с дополнительной нагрузкой в виде сплетен и девиц, жаждущих добраться до наследника герцога Ургерийского через мой труп. Мне учиться надо. Так что я схожу на экскурсию и на этом поставлю точку в общении с Риганом. Для всеобщего блага.

Я говорила со всей уверенностью и дальше спорить на эту тему не намеревалась. Амалия, досадливо поморщившись, признала:

— Да, в этом ты права. Лучше общаться с кем-то попроще. Например, с Адамом, на вечеринку к которому мы опаздываем.

Я быстро привела себя в порядок, взглянула в последний раз в зеркало и вместе с Амалией вышла в коридор.

Долго искать, где проходит вечеринка, не пришлось. Поднявшись на третий этаж, мы услышали доносившиеся с другого конца коридора звуки веселья. А подойдя ближе, увидели открытую зону отдыха. На двух длинных диванах сидели наши сокурсники, а перед ними на низких столиках выстроились стеклянные стаканы и тарелки с закусками.

— О, Лириана, Амалия! — вскочил со своего места Адам и в мгновение ока оказался рядом. — Рад, что вы пришли.

— Мы тоже, — оглядывая толпу, откликнулась я. — Ты вроде говорил, что вечеринка будет небольшая.

— Планировал, да. Но слухи такая вещь, разлетаются мгновенно. Всем захотелось отметить. Зато удалось вынести из столовой в два раза больше еды и морса.

Сокурсник подхватил с ближайшего стола пару чистых стаканов и, наполнив их из графина, вручил нам с Амалией.

— Это, конечно, не игристое вино из погребов Армса, но отметить поступление, думаю, хватит. За наш успех! — торжественно произнес Адам, и мы дружно чокнулись.

Морс оказался с горьковатым привкусом алкоголя. Заметив мой удивленный взгляд, парень хитро подмигнул и протянул тарелку с канапе. Теперь понятно, почему здесь собралось столько народу. Но по сути дела сейчас мы нарушали устав университета, и это не давало расслабиться.

— А нас точно не засекут? — озвучил кто-то мои опасения. — А то светиться в дисциплинарном совете не хочется.

— Пфф, Раднир, чего его бояться? — хмыкнул Адам. — Ну прочитают лекцию о правилах поведения, поставят галочку рядом с фамилией. Неделя, и ты снова невинный адепт. До следующей галочки. А вот когда наберешь три нарушения, тогда и будешь переживать.

— А если преподавателям попадемся? — вновь усомнился Раднир.

— Да что им делать в нашем общежитии? А с комендантом я договорился. Если сильно не шуметь, никто нас не тронет. Тем более старшие курсы, как я слышал, тоже сегодня отмечают. Так что хватит сеять панику, веселись! — И Адам подлил сокурснику еще морса.

Тот, отсалютовав нам стаканом, выпил.

— А я смотрю, ты все оттягиваешь момент окрашивания, — сказал Адам, с усмешкой глядя на меня.

— Ей несказанно повезло, — сообщила ему Амалия.

А я хмуро добавила:

— Как утопленнику. И не хочу это обсуждать.

— Раз не хочешь, то и не будем, — легко согласился парень. — Тем более я пригласил вас веселиться!

И он утянул нас в толпу.

К нашей троице подходили то одни, то другие. Всех имен я не в состоянии была упомнить. Кто-то рассказывал о своей семье и родных местах, кто-то о своих талантах. Но общее впечатление сокурсники оставляли хорошее. Я очень быстро забыла о своих неприятностях. Адам оказался отличным собеседником и сыпал забавными историями из жизни. В отличие от меня артефактником он был не в первом поколении. Его семья держала небольшое ювелирное производство в южных предгорьях, где велась добыча драгоценных камней. И с маленьким любопытным Адамом частенько случались конфузы, когда он лез руками в работу старших.

Разошлись мы только ближе к полуночи. Добравшись до своей кровати, я практически мгновенно отключилась.

←Назад к аннотации | Глава 3→

123d

Подписка
Переживаете, что важные новости о выходе книг, встречах с автором и других интересных событиях пройдут мимо вас? Подпишитесь на рассылку! =)
Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг
Индекс цитирования