«Запретный ключ» — Глава 3

←Назад к аннотации | Глава 4→

Сидеть на холодной земле глупо и вредно для здоровья. Но встать не получалось, поскольку от шока парализовало ноги. Единственное, что хорошо удавалось — крутить головой то в одну, то в другую сторону. И то, что я видела, в этой самой голове никак не укладывалось.

Меня окружали могилы с покосившимися памятниками, а вдалеке виднелись верхушки деревьев, создавая иллюзорный забор вокруг кладбища. Солнце уже скрылось, так что пейзаж для съемок хоррора дополняли густые сумерки.

Е-мое… Как же так? Из квартиры, да на кладбище! Я, наверное, сильно головой ударилась и сейчас лежу без сознания! А это все сон. Или галлюцинация.

В целях самодиагностики я дважды ущипнула себя за руку. Больно. Елки-палки, неужели это все взаправду?

— Ровал? Дрэнг? Лысый? Люди! Ау-у-у!

Кричала громко, как умею только я и, пожалуй, Монтсеррат Кабалье.

— Кар-р-р! — Местная ворона ответила за всех сразу.

Так, главное, не нервничать… Главное, не нервничать…

Я успокаивала себя, как могла, но получалось плохо. Точнее, совсем не получалось. Руки подрагивали, дыхание сбилось на мелкое и быстрое. Еще чуть-чуть, и начну жалобно скулить.

От очередного пронзительного «кар» я вздрогнула всем телом, даже язык прикусила. Острая боль слегка отрезвила, вернув к реальности. И эта самая реальность требовала скорейшего принятия мер.

Ну, что? Писала фэнтези? Писала. Теперь попробуй из этого фэнтези выбраться!

Итак, что мы имеем? Ночь, кладбище, я и авокадо. Кругом лес. И куда прикажете идти? А может, посидеть и подождать? Ролевики-колдуны наверняка меня уже ищут, я же их фиговину случайно уперла.

Посмотрела на гирю. Достаточно увесистая. Правда, она потеряла свой золотой отлив и стала напоминать обычную чугунную, но от рыночных сестер отличалась наличием витиеватого узора на круглом боку. Провела указательным пальчиком по выпуклым завиткам и слегка успокоилась. Внутри внезапно пробежала волна удовольствия: непонятного и эстетического, будто свою книгу, вышедшую на бумаге, в руках держу. Даже мысли перестали бегать в панике по извилинам и собрались в кучку.

Значит, эта магическая штука — мой билет домой, сомнений нет. Но пользоваться ей умеет только разноглазый. Скоро ли он меня найдет — вопрос спорный. Да и сидеть на кладбище как-то не айс, мало ли кто у них тут водится. Если есть магия, то и некромантия как ее разновидность вполне может быть.

Убрав артефакт во внутренний карман ветровки, я осмотрела местность более внимательно.

Кладбище старое и густо «заселенное», если так можно сказать о лежащих в земле. Предположим, что погост уже не используют и забросили, но дорога, по которой ходили траурные процессии от города до места захоронения, должна быть! Значит, надо ее найти!

Похвалив себя за разумность, я встала, отряхнулась и подхватила многострадальный цветочный горшок. Осталось определиться с направлением поисков.

Покрутилась вокруг своей оси.

— Елки, елки, елки. И куда тронемся? — я задумчиво посмотрела на свое экзотическое растение.

Авокадо, естественно, не ответило. Хотя по законам фэнтези могло бы и подсказать!

Недолго думая, пошла влево, там деревья выше, следовательно, ближе. Выйду к лесу и пойду вокруг, пока не найду хорошо утоптанную тропу, или дорогу, а дальше кривая выведет.

Я петляла между хаотично размещенными холмиками, все ускоряя и ускоряя шаг. Прошло уже минут десять, а лес практически не приблизился. В голову лезли истории про упырей, зомби и прочую нежить. Некоторые из них были моего сочинительства, от чего становилось еще страшнее. Просто на кровь и количество поднятых мертвяков я никогда не скупилась.

От каждого звука по спине пробегали стада мурашек. А когда местная каркуша прошла надо мной в бреющем полете, я аж подпрыгнула и перешла на быструю трусцу.

По мере приближения к цели, стала различать звук напоминающий чавканье. Откуда он доносился — понять не могла и решила сбавить темп передвижения. Встречаться с местными падальщиками не хотелось, ибо из оружия у меня только треснувший горшок, а бег на длинные дистанции — не самый любимый вид спорта.

Пока я, крадучись, перебегала от одного надгробия к другому, чавкающие звуки прекратились. Либо трапеза закончилась, либо я чудом обогнула место пиршества. Впрочем, выяснять причину не хотелось, поэтому я продолжила насторожено продвигаться к краю погоста.

Но «причина» по закону вселенской подлости попалась на глаза сама. Вывернув из-за очередного двухметрового надгробия, я сквозь сумерки увидела силуэт человека, который сидел буквально в десятке метров и раскапывал могилу. Легкий ветерок с его стороны принес тошнотворный запах чего-то не очень свежего.

Я тотчас зажала нос и приставным шагом стала обходить кладбищенского вандала. Знакомиться ближе с вонючкой очень не хотелось. Интуиция недвусмысленно кричала: «Надо рвать отсюда когти!»

Хрясь!

Сухая ветка, попавшая под ногу, безжалостно выдала мое присутствие. Копатель тотчас обернулся на звук и встал. И вот тут мне стало совсем нехорошо, ибо предположение, что он — человек, было отброшено как не имеющее доказательств. Длинное и худое существо обладало вытянутым черепом и в прямом смысле горящими синими глазами. Оно было практически голое и совсем лысое.

Мамочки!

Гуманоид устремился ко мне, рыча и широко размахивая руками. Неприятный аромат усилился, и желудок противно сжался. Благо, был пустой, а то бы вырвало.

Я взвизгнула и, уже не скрываясь, рванула прочь со всей возможной скоростью. Где могилы, где тропинки не разбирала, некоторые низкие памятники просто перепрыгивала. Бежала я, как никогда не бегала. Был бы здесь мой учитель физкультуры, он бы челюсть потерял и зачел все нормативы. Но копатель все равно не отставал!

Удача предала окончательно, когда я перепрыгивала очередной могильный камень. Прямо в воздухе меня схватили за ногу и дернули назад. Полет закончился ударом живота о так и не преодоленный барьер. Воздух со свистом покинул легкие, а снова вдохнуть не получалось. Я, как рыба на берегу, беззвучно открывала рот. От боли на глаза выступили слезы.

Вонючка, рыча, ухватил меня холодными пальцами за горло, взревел и бросил в сторону, как тряпичную куклу. На этот раз удар пришелся на спину. В глазах потемнело, а в ушах бешено застучала кровь. Я честно пыталась встать на ноги и убежать, но силы воли хватило лишь на кривые четвереньки и отползание со скоростью флегматичной черепахи.

За спиной раздавалось дикое рычание.

Не спасусь… От страха ноги-руки затряслись. Слезы рванули нескончаемым потоком.

Прошла пара секунд, но существо так и не схватило меня, а громкое рычание оборвалось в самой кульминации.

Я медленно, недоверчиво обернулась и замерла от нового невероятного зрелища. Над обезглавленным телом моего несостоявшегося убийцы стояла… девушка. Во всяком случае, очертания большой груди легко можно было разглядеть даже в темноте, как и меч в ее руках. Нежданная спасительница обладала немаленьким ростом.

Спасена! Я всхлипнула и, застонав, привалилась к очередному надгробию.

Воительница обернулась, секунду всматривалась в темноту, а потом быстро преодолела разделяющее нас расстояние. Острие меча метнулось к моему горлу и замерло в нескольких миллиметрах от кожи. Я задержала дыхание и вжалась в холодный камень. На приличный испуг сил не осталось.

— Орпил! — зычно крикнула новоявленная Зена королева воинов. — Иди сюда! Тут, кажись, еще живая жертва! Может, еще спасем!

Что значит, может?!

Вслух спросить не успела: рядом с воительницей, внезапно и прямо из воздуха, появился мужчина. Он щелкнул пальцами, и небольшой летающий огонек осветил пространство. Теперь я могла рассмотреть парочку, а они в полной мере оценить мой потрепанный вид.

Стройная девичья фигура просто излучала силу и уверенность. Вот о таких и говорят: «Слона на скаку остановит, и хобот ему оторвет!» На воительнице была надета кожаная куртка, со странным украшением в виде стальных пластин-листиков. На предплечьях поверх рукавов были застегнуты наручи с железными вставками. Длинные каштановые волосы девушка собрала в высокий хвост-косу. Увидеть лицо спасительницы полностью не получилось, ибо наполовину его скрывала маска, отдаленно напоминающая респиратор. Серые миндалевидные глаза девушки смотрели на меня одновременно с жалостью и пренебрежением.

Мужчина оказался выше напарницы, а его одежда весьма походила на ту, в которую были одеты знакомые ролевики-колдуны и их дружки. Те же штаны, куртка, перевязь с мечом. Единственным отличием являлась маска-респиратор на лице.

Он грациозно присел на корточки рядом со мной. И тут я пережила очередной шок: из-под черных волос торчали островерхие уши!

— Так вот ты какой, северный олень… — выдохнула-прошептала я, заворожено глядя на эльфа. Фраза слетела с языка быстрее, чем мозг успел отдать команду «молчать».

Тонкие брови красавца-спасателя медленно переползли на лоб, а в светло-серых глазах появились иронические смешинки. А вот девушка пренебрежительно фыркнула, видя мое восхищенное удивление.

— Сосредоточься и отвечай на вопросы, — мужчина явно улыбался под маской.

Я заворожено кивнула.

— Гуль тебя успел укусить или оцарапать?

Гуль? Это он про копателя могил?

— Нет, — я отрицательно мотнула головой.

Орпил внимательно меня осмотрел и провел ладонью перед лицом. После чего кивнул напарнице. Она тут же убрала меч в пристегнутые к поясу ножны и спросила:

— Идти можешь?

— Н-не знаю…

Спасительница протянула мне руку. Когда я ухватилась, эльф подхватил за правый локоть, и они одним рывком поставили мою тушку на ноги. Резкая боль прострелила поясницу и мышцы живота. Я начала оседать обратно на землю. Девушка быстро перехватила меня за талию и приняла на себя роль костыля.

— Идите к выходу и ждите там. Я осмотрю последние могилы и приду, — отдал приказ Орпил и двинулся вглубь кладбища. Дорогу ему освещал все тот же летающий огонек.

— Давай, аккуратней и не задерживайся без надобности! — отчеканила воительница, даже не оборачиваясь к товарищу, и повела меня в сторону обезглавленного трупа.

Надо признаться, вонь я уже практически не ощущала, видимо стресс отключил обоняние. Но вот зрелище обезглавленного гуля заставило желудок в очередной раз подпрыгнуть к горлу. Зажала рот ладошкой.

Побыстрее бы отсюда убраться. Стоп. Чего-то не хватает…

— Слушай, я тут свой горшок с деревом обронила, надо найти, — забеспокоилась я.

Девушка не стала спорить, или убеждать меня в умственной неполноценности. Она просто многозначительно молчала и вела вперед. Действительно, что с ненормальными разговаривать, особенно если ты намного сильнее? Я, было, попыталась сопротивляться, но безуспешно.

— Послушай, я без него не пойду никуда!

Воительница саркастически фыркнула и, особо не напрягаясь, поволокла меня дальше. Однако когда меня протаскивали мимо памятника, который стал причиной синяков на животе, я увидела на земле белый пластиковый горшок. И с криком: «Вон Он!», — рванулась в сторону. Спасительница шумно выдохнула и отпустила.

Я опустилась на колени рядом с авокадо, аккуратно подгребла рассыпавшуюся землю и утрамбовала ее обратно. Деревце в процессе слегка наклонилось, и мозг тотчас начал выдавать планы по ремонту тары и выхаживанию растения. Надо будет разжиться либо скобой, либо веревкой и стянуть трещину. А лучше вообще пересадить авокадо…

— Ты там долго? Надо уходить, здесь все еще опасно, — воительница подошла сзади и нависла надо мной.

Я протянула руку, прося о помощи. Меня снова ухватили за локоть и вздернули вверх. Ох, как все сразу заболело! Даже в глазах на мгновение потемнело.

Девушка уверенно вела-тащила меня к выходу. Как оказалось, я не добежала совсем немного. Обогнув последние надгробия, мы вступили на широкую дорогу, которая делила темный лес на две половины. Когда мы отошли от края кладбища, я облегченно выдохнула.

Воительница отпустила мой локоть и развернулась лицом к могильнику. Как только поддержка исчезла, ноги ушли в глубокую забастовку и подогнулись. Я тяжело осела на дорогу как мешок с тем самым, коричневым и не очень твердым.

Господи, как я устала. Да и с ощущением времени вообще чехарда творилась. Дома было утро, здесь — ночь. И как отсчитывать дни? Когда здесь взойдет солнце, у нас оно сядет?

Голова начала протестующе ныть от напряжения. Какая разница сколько дней пройдет там и тут? По возвращению меня ждет допрос с пристрастием со стороны следователей и родителей, а там, по результатам «собеседования», либо тюрьма, либо псих-диспансер со спец режимом. Причем, последнее наиболее вероятно.

То, что трупы обнаружат быстро, я не сомневалась. Каждый воскресный вечер мама приходит в гости с авоськой продуктов, ибо не верит, что за три года самостоятельной жизни я могу сама купить себе нормальной еды. Блин, лишь бы она ключи от моей квартиры забыла взять. Лучше ей одной туда не входить. Два трупа и лужа крови — зрелище не для нее.

В любом случае, не сегодня, так завтра родители, обеспокоенные молчанием моего мобильника, прорвутся на место преступления, а потом начнется кошмар. Надо срочно возвращаться, хотя бы ради близких.

А если я не смогу вернуться?

От рисования красочных картин возможного будущего голова заболела еще сильнее, а сердце испуганно застучало.

Нет, такое даже и предполагать нельзя! Разноглазый умеет открывать порталы. Его просто надо найти, отдать гирьку, и он вернет меня домой. Это даже не обсуждается. Потому что оставаться в этом ненормальном мире с мертвецами я отказываюсь! Категорически!

Я постаралась расслабиться, и отпустила мысли в свободное плавание. В итоге они все разбежались, оставив лишь звенящую пустоту.

— Ты там как? В порядке? — полюбопытствовала воительница.

— Угу. — Промычала я невпопад и лишь потом поняла, что голос девушки, как-то неуловимо изменился, стал звонче.

Оторвавшись от бесцельного созерцания небольшого придорожного камня, я подняла глаза. Оказалось, воительница сняла маску, и теперь можно было разглядеть ее лицо. Приятное и без изъянов оно притягивало внимание. Конечно, неприлично вот так на людей смотреть, но сейчас мой заторможенный мозг этого не осознавал.

— Ты чего? — спасительница обернулась на мой пристальный взгляд.

— Ты красивая, — ответила не совсем в тему. Дельные мысли в голову возвращаться не желали.

— А ты ненормальная, — вынесла вердикт девушка и отвернулась.

На этом наш разговор закончился и попыток начать новый никто не предпринимал. Интересно, а почему они по-русски говорят? Или это я на их языке общаюсь? Странно…

Время тянулось как хорошо пожеванный бубль-гум. Я уже начала переживать за ушедшего вглубь кладбища эльфа. Покряхтев, все же приняла вертикальное положение и тоже стала всматриваться в темноту. От напряженного молчания становилось еще страшнее. Начинать разговор лучше со знакомства.

— Меня Светой зовут.

— Зейна, — ответ прозвучал, как «отвали и не мешай».

— Спасибо, что спасли. А то бы сожрал меня этот вонючка.

Воительница даже не взглянула и вообще не шевельнулась, всем своим видом показывая, что ей моя благодарность как кошке репей нужна.

— Что-то долго твоего друга нет. Может, за ним сходить?

Предложение, не спорю, дурацкое, но вот пренебрежительное фырканье в ответ удивило. Макушкой почувствовала вылитую тонну презрения. Нет, ну что я сделала не так? О ее напарнике переживаю, а мне свое «фи» показывают. Девушка с места не сдвинулась, а я в нетерпении начала переминаться с ноги на ногу.

Спустя еще пару томительных минут темноту, наконец, разбавил маленький огонек. Эльф шел к нам, грациозно огибая могилы. Я заворожено следила за каждым его движением. Мужчина приблизился на расстояние вытянутой руки, маску и широко улыбнулся. Лишь через мгновение я внезапно осознала, что пялюсь на него как деревенская девица на кинозвезду. Смутившись, отвела глаза и перехватила горшок так, чтобы слегка спрятаться за листьями авокадо.

— Сильно волновались? — эльф почему-то решил это у меня уточнить.

— Вот еще! — воительница гордо вздернула подбородок и пошла прочь по дороге.

Орпил вздохнул и предложил мне руку помощи в дальнейшем передвижении, но я отказалась. Неловко было, да, к тому же, боль притупилась, и передвигать конечностями практически не мешала.

Некоторое время шли молча. Я постепенно успокаивалась, однако с разговорами, памятуя о реакции Зейны, приставать не решалась. В результате, тишину первым нарушил эльф.

— Как себя чувствуешь?

— Нормально, — взгляд непроизвольно метнулся в сторону от собеседника и приклеился к спине вышагивающей впереди Зейны.

На эльфа спокойно смотреть не могла. Глаза так и норовили застрять на острых кончиках ушей, а правую руку буквально ломило от желания их потрогать.

— Судя по одежде, ты не местная, совсем, — на последнем слове Орпил сделал недвусмысленный акцент.

Отпираться было глупо, поэтому я просто качнула головой в знак согласия.

— Кстати, меня Орпил зовут, — он широко улыбнулся и протянул мне ладонь.

Пару секунд я сомневалась, подавать руку, или нет. Все-таки они у меня не очень чистые, а эльф, судя по повернутой вверх ладони, собирается мне конечность целовать. Но оскорблять ушастого тоже чревато. Поэтому я перехватила горшок поудобнее и протянула слегка подрагивающую руку.

Что в этой дрожи было больше: пережитого на кладбище стресса, или предвкушения? Я ответить не смогу. Клубок эмоций был слишком запутан, и его концов найти не получалось.

Когда эльф легко сжал мои пальцы, я тут же представилась:

— Светлана. — И перевела средневековый жест приветствия в привычное рукопожатие. Слегка потрясла кисть изумленного Орпила, после чего поблагодарила: — Спасибо, что спасли.

Удивление на красивом лице вновь сменилось улыбкой.

— Не меня благодари, а Суна, бога путей и судеб. Как ты вообще на этом погосте оказалась?

Несмотря на всю благожелательность эльфа и мою благодарность за спасение, рассказывать ему об артефакте и других обстоятельствах «попадалова» не хотелось. Да и что я могу рассказать, если при мысли о разноглазом губы немеют?!

Орпил ждал. Я хмурилась, силясь придумать достоверную ложь. Молчание стало неприлично затягиваться. Поэтому я тяжело вздохнула и сказала правду:

— Сама не знаю.

Меня смерили оценивающим взглядом, от которого по коже пробежали мурашки. Если спасатель хотел так выяснить степень правдивости сказанного, то напрасно. Я действительно не знала, почему оказалась на этом кладбище. Не представляла, куда делись два колдуна и арбалетчик. Даже не догадывалась, каким образом вообще разговариваю на местном языке.

Чтобы избежать дальнейших вопросов в этом направлении, сменила тему:

— А вы как там оказались?

— Работа у нас такая.

Непонимающе уставилась на улыбчивого. Эльф сжалился и разъяснил:

— Мы с Зейной наемники. Пришли кладбище от нежити зачистить.

— М-м, — многозначительно промычала я.

«Наемники» — не совсем то, что мне хотелось бы услышать. Если они меня спасли случайно, то денег я им вроде не должна, но вот куда мы идем — это вопрос очень важный.

— Орпил, а куда мы идем?

— В Верхвотс — городок, в котором нас наняли. Там в таверне переночуем, а с утра снова в путь.

Таверна — это хорошо: горячая еда и сон в постели. Но, как в любой гостинице, за все надо платить. Рука сама залезла в карман ветровки и вынула все содержимое.

На раскрытой ладошке лежало три рубля, двадцать копеек и помятый счастливый билетик. Рубли можно хоть сейчас выбрасывать. Не знаю, что здесь входу, но наверняка не мои «деревянные». Одна надежда — всучить трактирщику мятую бумажку как иномирский талисман удачи и процветания. М-да… Я — церковная мышь.

Саркастически фыркнув, убрала все обратно в карман. Похоже, придется мне ночевать на улице и без ужина.

— Из-за денег не переживай. В таверне нам выделили комнату, так что ночлег тебе обеспечен. Да и ужин найдется, — эльф лучился оптимизмом. — Вот только говорить с местными буду я, а ты лучше молчи.

Я удивилась и насторожилась. С какого перепуга он такой добрый? До этого все встреченные мной товарищи из этого мира обладали крайне скверным характером и маниакальными наклонностями, а эти двое прямо пушистые как кролики пасхальные. И ночлег, и ужин, и вопросы с местными он решит. Интересно, а что взамен попросит: три рубля, счастливый билетик, или мой горшок? Больше у меня нет ничего, даже украшения дома остались, так как с утра я их одеть не успела.

— Даже не знаю, как вас отблагодарить, — попыталась закинуть удочку я и вызнать, что ему нужно.

— Да ладно, когда-нибудь тебе представится такая возможность.

Орпил ободряюще похлопал меня по плечу и двинулся дальше.

Надо же, не мир, а сказка. И это что-то напрягает. Так только в книжках бывает: попала девица в мир другой, а тут ей сразу люди добрые на пути встречаются и все проблемы решают. Или не только в книжках? Я вновь украдкой осмотрела эльфа.

Высокий, красивый, ушастый, отзывчивый, наемник. Найдите среди слов лишнее. И дам подсказку: это точно не последнее.

А может, я наговариваю и стригу всех под одну гребенку? Почему мне не может круто повезти? Ответ: потому что я — Попадалова! Моя фамилия меня убьет.

Впрочем, ладно, пока в любом случае придется держаться этих двух. Все равно я не знаю, куда идти, а тут, может, информацией разживусь о своем колдуне.

Через несколько минут дорога вильнула влево и выползла из леса. Нам предстояло идти мимо возделанного поля, на котором уже пробились молодые ростки. «Конец весны», — констатировала я факт и перевела взгляд на небо.

На мгновение дыхание перехватило. Ноги с каждым шагом передвигались все медленнее, пока совсем не замерли. Яркие искорки звезд лежали на черном бархате и словно подмигивали. В городе такого точно не увидишь даже в самую темную ночь.

Крепкая мужская рука подхватила меня под локоть и потащила вперед, возвращая в реальность.

— Светлана, не стоит останавливаться, иначе придется долго будить трактирщика, чтобы он нас впустил.

— Ага, — согласилась я и стала интенсивней перебирать ногами, но широко открытые глаза все равно пытались вернуться к созерцанию неба.

— Кстати, если посмотришь вперед, увидишь Верхвотс, — эльф решил подогнать меня, указав на конкретную цель путешествия.

В свете звезд город казался черной кляксой, разрастающейся с каждым шагом. Покатые крыши возвышались над городскими стенами, которые были сделаны из толстых бревен с заостренными вершинами. Дорога упиралась в деревянные ворота. Зейна, достигшая их первой, пару раз ударила в створки кулаком. От раздавшегося грохота я вздрогнула, чем вызвала очередную снисходительную улыбку эльфа.

— Эй, открывай! — воительница еще раз раздраженно ударила преграду на своем пути. — Я же сказала, что мы быстро вернемся!

Послышалось бормотание и звук отодвигаемого засова. Одна из створок открылась, пропуская нас внутрь.

— Ну, вы сказали, а глава приказ давно отдал, чтобы ворота закрытыми держали, — пробасил сонный детина с фонарем.

Зейна быстро прошла мимо стражника. Он оказался просто огромен: косая сажень в плечах, каждый кулак — размером с мою голову. Одет богатырь был в широкие черные штаны, заправленные в короткие сапоги и простую рубашку, поверх которой накинул куртку. Странно. Признаться, я ожидала увидеть доспех какой-нибудь, но нет. На стражнике даже кольчуги не было. Интересно, почему?

Когда он указал своим пальцем в мою сторону, я невольно отступила на пол шажка и нервно сглотнула.

— А это еще кто?

— По дороге встретили, знакомая наша, — ответил Орпил и покрепче ухватил мой локоть. Зейна, наблюдавшая за нами со стороны, сложила руки на груди и пренебрежительно фыркнула.

— Ночью в город посторонних пускать запрещено! — грозно заявил охранник.

— Так кто посторонний? Мы? Да мы тут жизнями рисковали на вашем кладбище! А она больше всех. Видели бы вы, как она самозабвенно играет роль жертвы, заманивая нежить в нашу ловушку…

Орпил был так убедителен, что я едва сама не поверила в его рассказ. Что уж говорить о детине. Его глаза сначала округлились, а потом посмотрели на меня с уважением. Для страха и стеснения время было не подходящие, поэтому в подтверждение слов эльфа я многозначительно улыбнулась стражнику. По крайней мере, постаралась.

Больше нас не задерживали. Ушастый врун, широко шагая, направился вдоль по улице. Мне пришлось бежать рядом и усиленно вращать головой, чтобы унять свое любопытство и посмотреть на иномирский город.

Поначалу все строения были одноэтажными и скрывались в темноте за невысокими заборами. А потом город неуловимо изменился, дома стали выше, на первых этажах некоторых из них располагались торговые лавочки.

В очередной раз свернув в переулок, мы вышли прямо к трактиру. Над входом висела жестяная вывеска с кружкой и странными закорючками-иероглифами под ней. Наверное, это было название, но вот прочитать его я не смогла.

Честно признаться, расстроилась. Я все это время полагала, что раз свободно разговариваю с местными, то и читать смогу. Но пришлось закатать губу.

Ночную тишину вновь разогнал грохот: Зейна пыталась разнести кулаком очередную преграду на своем пути.

— Иду, иду! — раздалось откуда-то из глубины таверны. — Чего дверь-то ломать?

Дверь открылась, и нос уловил кисловатый аромат вина и пряностей, замешанный на запахе табачного дыма. А потом на пороге появился трактирщик — не очень высокий мужичок с круглым пивным животом. Его щекастое лицо с густыми усами и маленькими глазками вызывало улыбку. Уж больно он походил на моржа.

— А, госпожа Зейна, господин Орпил, уже вернулись?

Хозяин быстро отступил в помещение, пропуская наемников. А вот когда внутрь вошла я, на его лице застыл немой вопрос.

— Здравствуйте, — я приветственно улыбнулась.

В помещении витал.

— Доброй ночи, госпожа, — трактирщик осмотрел меня с ног до головы, и его брови медленно поползли на лоб. — А вы, собственно…

— Эта наша знакомая, встретили тут, она нам на кладбище помогла, — Орпил снова взял на себя роль переговорщика.

— Она? — с сомнением уточнил мужичок.

Вот мы и погорели со своей ложью. Не поверил.

— А что вас смущает? — эльф сложил руки на груди, всем своим видом показывая, что его сильно задело недоверие трактирщика.

— Что вы, что вы, ничего меня не смущает! — хозяин поднял руки в примирительном жесте.

— Госпожа Светлана — одна из лучших охотников! — строго заявил Орпил, а у меня челюсти свело от такого вранья. — И принесите ей ужин.

— Да-да, секундочку, — сказал трактирщик и исчез за неприметной дверью.

Эльф вернул на лицо свою улыбку и жестом предложил нам с Зейной выбрать место для приземления. Я наконец-то осмотрела помещение.

Зал был не большой и плотно уставленный круглыми столами, на которых ножками вверх стояли деревянные стулья. Орпил, не дождавшись от женской части отряда каких-либо действий, подошел к ближайшей такой конструкции и разобрал ее на составляющие.

Вдоль дальней от входа стены располагалась лестница на второй этаж. Рядом с ней находился прикрытый шторой из цветных бусин проход куда-то во внутренние помещения первого этажа. Все окна были плотно прикрыты ставнями.

Зал освещали несколько круглых шаров на потолке. Они горели ровным желтоватым светом, как привычные для меня светильники. Вот только что-то ни выключателя, ни розеток не наблюдалось.

Я примостила свое покосившееся авокадо на край стола и села на стул. Указав пальцем на «лампочки», спросила:

— Магия?

Мои спасатели проследили за указующим перстом. Зейна, сидевшая напротив, одарила меня очередным жалостливо-пренебрежительным взглядом, а Орпил ответил с неизменной доброй улыбкой:

— Да. — После чего шепотом добавил: — Постарайся в будущем так откровенно не спрашивать очевидные вещи, это ломает нашу легенду.

Мой пальчик быстро присоединился к товарищам в кулак, а руки от греха подальше спрятала под столом.

— А зачем было вообще эту легенду придумывать? — поинтересовалась я так же, шепотом.

Эльф приложил палец к губам и указал глазами на дверь, за которой недавно скрылся трактирщик. Намек поняла и отложила все вопросы на «потом».

Долго ждать обещанного ужина не пришлось. Уже спустя пару минут хозяин заведения вернулся с подносом, на котором стояли два глиняных горшочка и кувшин с тремя стаканами. Все это богатство перекочевало на наш стол, а мужчина, раскланявшись, вновь исчез в подсобном помещении.

Только воительница потянулась проверить, что принес трактирщик, Эльф тут же спросил:

— А руки кто будет мыть?

Зейна скривилась от такой родительской заботы со стороны друга. Но возражать не стала и, быстро поднявшись, направилась к деревянной двери в дальнем углу зала. Я последовала за ней. Подойдя, увидела на дощатой створке нарисованный зеленый трилистник. Теперь знаю, как у них уборная обозначается — уже польза.

Воительница открыла дверь.

— Чего встала столбом, заходи, — она схватила меня за руку и втянула внутрь.

←Назад к аннотации | Глава 4→

123d

Подписка
Переживаете, что важные новости о выходе книг, встречах с автором и других интересных событиях пройдут мимо вас? Подпишитесь на рассылку! =)
Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг
Индекс цитирования