«Запретный ключ» — Глава 4

←Назад к аннотации | Глава 5→

Уборная оказалась небольшой комнатой, оббитой темной деревянной рейкой. Я ожидала, что в помещении будет витать незабываемый аромат сельского нужника, но тут приятно пахло еловой свежестью. Справа от входа, у стены стояла тумбочка, на которой покоилась круглая глубокая чаша. Над ней возвышалась изогнутая труба крана с двумя крестообразными вентилями. Моя спасительница открыла воду и стала спокойно мыть руки.

Пребывая в культурном шоке, я неотрывно наблюдала, как Зейна взяла напоминающий серое мыло кирпичик и, натирая его в ладонях, взбила белую пену. Поймала себя на мысли, что выгляжу глупо, и решила продолжить осмотр комнаты.

Вместо дырки в полу, в углу стоял самый обычный унитаз с крышкой. Не удержалась и заглянула внутрь. Там меня встретила черная и непроглядная пустота.

— Ты еще туда руку сунь, — прервала мое восхищенное исследование Зейна. — Что у тебя за мир такой, если даже нужник удивляет.

Из-за пренебрежительного тона воительницы расспрашивать о механизме работы «черной дыры» сразу расхотелось.

— Нормальный у меня мир. Без магии, зато с технологиями. А здесь увидеть нечто подобное, — обвела туалет рукой, — я не ожидала. Думала, максимум дырка в полу с выгребной ямой будет. Вот и удивилась.

Воительница фыркнула:

— Странная ты, простым вещам удивляешься. И что Орпилу от тебя понадобилось?

В следующее мгновение за ней уже закрывалась дверь, оставляя меня наедине с грустными мыслями. Сказанное не оставляло сомнений: доброму эльфу что-то нужно. Из особо ценного у меня только артефакт, но Орпил его не видел. Хотя эльф в магии явно не новичок. Вон, шарики светящиеся вызывает щелчком пальцев, да и у меня рукой перед лицом водил с непонятной целью.

Какова вероятность, что ушастый каким-то невероятным образом почувствовал гирьку? Очень значительная, и приближается к ста процентам. Но почему эльф сразу не спросил об артефакте? Не шантажировал и не вымогал в качестве оплаты за помощь? Почему просто не отнял?! Я ему уж точно никакого сопротивления оказать не смогла бы!

Что-то тут не так. Надо быть предельно осторожной.

Быстро вымыв руки, я вышла в обеденный зал. Видимо, выражение лица соответствовало моим мыслям, так как, подойдя к спасателям, услышала озабоченное:

— Что-то случилось?

— Нет, Орпил, все нормально, — постаралась непринужденно улыбнуться.

Получилось жалостливо.

— Ну, если нормально, то садись, ешь и пойдемте спать, — эльф с радостью подставил мне под нос один из горшочков и всучил ложку, которая даже на первый беглый взгляд особой чистотой не блистала.

Восхищение от благоустроенности уборной как-то сразу поуменьшилось. Надежда на вкусный ужин ушла, не попрощавшись, как только я заглянула в «тарелку».

Еда была холодная. На весь полулитровый горшок — один маленький кусочек мяса, в заветренной и сухой на вид картошке. Еще раз посмотрела на грязную ложку и задумалась об отказе от еды. Желудок решил воспротивиться такому негуманному решению мозга и прочитал злую тираду о незапланированных голодовках, и их влиянии на неподготовленный организм. Хорошо прочел, громко. Присутствующие прониклись и посмотрели на меня с легким недоумением.

Дыхнув на ложку, я протерла ее о подкладку ветровки и начала давиться ужином. Все время не покидало желание накормить этим сухим пайком тех, кто писал, будто в тавернах вкусно кормят! Решила запить образовавшийся в горле комок и в предвкушении потянулась к кувшину. Но, едва почувствовав кислый запах, разочарованно поморщилась. Вместо расхваливаемого чуть ли не в каждой книге вина, там оказалась брага. Единственным плюсом напитка была его противность. После первого же глотка жажда пропала мгновенно.

— Кхе-кхе… Это что за гадость? — сквозь кашель просипела я и отставила стакан подальше.

— Брага, — сморщившись, подтвердила мои догадки Зейна. — А ты думала, здесь будут эльфийским нектаром поить?

Воительница сделала еще пару глотков и встала. Я последовала ее примеру, не желая мучить свой организм и продолжать ужин.

Поднявшись по скрипучей деревянной лестнице, мы попали в темный коридор с цепочкой однообразных дверей. Эльф щелкнул пальцами, вызывая «огонек», и уверенно двинулся вперед. На одной из безликих дверей заметила трилистник, а у следующей Орпил остановился. Дважды щелкнул замок, и мы вошли в комнату.

Выделенное наемникам помещение оказалась небольшим. Здесь, друг напротив друга стояли две деревянные кровати, а у окна расположился стол и два стула. Эльф отправил свой светильничек под потолок и начал разоружаться. Спустя мгновение к нему присоединилась и Зейна. Как оказалось, у моих спасителей помимо мечей еще и кинжалы были, которые крепились где-то под куртками на спине.

Я, с метательным горшком в обнимку, присела на краешек стула и стала ждать приговора о сне на полу. Спина заранее начала болеть, напоминая о своем не самом лучшем самочувствии и том, что жесткое ложе вряд ли поспособствует ее скорейшему выздоровлению.

— Чего сидишь, в свой горшок вцепившись? Ставь его на стол и иди спать, — остроухий кивнул головой в сторону одной из кроватей.

— Э, а как же… Я думала…

Эльф хохотнул, прерывая мою несвязную речь.

— Утром подумаешь, а сейчас спать.

Спорить не стала. Мой день хоть и был астрономически коротким, но морально очень длинным. Да и физически я выложилась на полную катушку.

 

Яркая вспышка на доли секунды осветила ровно стоящие надгробия, а в следующий миг кладбищенскую тишину нарушила смачная мужская брань. Перемещение, благодаря постороннему вмешательству, оказалось далеко не идеальным.

«И как ей это удалось?!» — в раздражении подумал Ровал и первым поднялся на ноги.

Как оказалось, его спутникам повезло гораздо меньше. Лысый наемник сидел на земле и держался за голову, которую при выходе встретила каменная статуя скорбящей девушки. Дрэнг с ругательствами сполз с ближайшего островерхого памятника и постарался встать ровно. Получилось не сразу.

— Ровал, ты чего намудрил? Мы же договаривались во дворец перемещаться? — блондин держался за ушибленный живот.

— Это не я! — рыкнул разноглазый и поморщился от ноющей боли в голове.

Сам по себе межпространственный портал требовал большой концентрации и силы, а вмешательство извне чуть не разорвало плетение заклинания. Чтобы удержать портал, Ровалу пришлось приложить неимоверное усилие, но вот точку выхода сохранить не получилось.

Блондин хотел продолжить обвинительную тираду, однако, поймав на себе убийственный взгляд разноглазого, осекся. Ровал был слишком опасным противником, чтобы так открыто и голословно его обвинять. В таком случае у Дрэнга появились бы все шансы быть убитым на дуэли и стать послушным зомби. Но вместо протокольной фразы вызова черноволосый глухо рыкнул:

— Хватит дурь нести. Лучше вспоминай, что она там, под конец, кричала?

— Что-то про мертвых, — насупившись, ответил светловолосый.

— Тогда понятно, почему мы тут оказались. А вот ее эхом могло закинуть прилично.

На несколько секунд маг прикрыл глаза, а потом усмехнулся и развернулся к спутникам спиной.

Однако не успел Ровал и шага сделать, как раздался вопль ужаса. Резко обернувшись, разноглазый увидел, как лысого арбалетчика, до сих пор сидящего у приласкавшей его статуи, схватили руки. Они были покрыты трупными пятнами и торчали из земли, которая уже начала шевелиться, выпуская неспокойного жителя могилы. Наемник, злобно рыча, пытался перерезать удерживающие конечности, но кинжал для этой цели был маловат.

Когда раздался рык зомби, на помощь лысому пришел Дрэнг. Щелчок пальцев, и два колючих сияющих пульсара ударились в поврежденные сталью и гнилью запястья мертвяка. Те с неприятным хлюпающим звуком оторвались, отпуская жертву. Мужчина быстро переместился ближе к своему нанимателю и взвел арбалет. Крик наполовину вылезшего умертвия перешел в оглушительный вой.

Блондин быстро вскинул руку, и в раскрытую пасть нежити ударила белая молния. Мозги и части черепа ошметками разлетелись в радиусе метра от тела, которое, поддерживаемое остатками магии, все еще пыталось вылезти из земли.

А вокруг уже начали взбухать и близлежащие могилы, выпуская своих обитателей. Те лезли с такой прытью, будто желали отмстить за своего собрата.

Щелкнул спусковой крючок арбалета. Стрела легко вошла в прогнившие кости черепа девушки-зомби. Вот только она совсем не мешала покойнице быстро передвигать конечностями в направлении своего обидчика.

Пока лысый пытался остановить вылезшую из земли пятерку, Дрэнг стоял, закрыв глаза, и что-то бормотал. Наемник, не желая становиться закуской, начал отступать. Когда он оказался за спиной мага, тот резко вскинул обе руки. Вслед за повелительным жестом, по земле прокатилась огненная волна, накрывшая нападавших.

В воздухе повис неприятный запах горелой плоти. От умертвий остались обугленные кучки костей, а несколько надгробий закоптились и стали напоминать черные обелиски орков.

Ровал недовольно покачал головой.

— И стоило из-за нескольких зомби столько сил тратить?

— Это ты некромантию смог осилить, а мне приходится бить, чем есть, — флегматично пожал плечами Дрэнг.

— Тогда не расслабляйся, друзья упокоенных жаждут попробовать на зуб твоего окровавленного друга, — сообщил разноглазый.

После чего с довольным видом присел на один из низких памятников и продолжил наблюдать за происходящим.

Дрэнг рыкнул, начиная новое магическое плетение. На еще один «огненный шквал» времени не хватало, да и сил он забирал прилично. Пришлось пускать в ход более мелкие огненные шары. После упокоения очередной пятерки ходящих мертвецов, блондин устало отер пот со лба и тяжело задышал. А взбудораженное магией кладбище выплевывало все новых и новых умертвий.

— И как ты только из зеленой мантии адепта вылез с такими умениями? — Ровал довольно улыбался.

— Чего лыбишься? Нас сожрут, если не поможешь! — раздраженно крикнул голубоглазый маг.

— Помочь? Вам? Не вижу смысла. Я же предатель, который готов отдать один из древнейших артефактов потенциальному врагу. Да и сил на переход много потратил, а после твоего зелья восстанавливаются они с большим трудом… — черноволосый издевательски растягивал слова.

— Ровал! — Возопил блондин. — Я оказался неправ, извини.

Наблюдать, как паникует Дрэнг, было приятно. Но все хорошо в меру. Ровал небрежно махнул рукой, и уже давно готовое заклинание упокоения превратило несколько десятков зомби в пепел. На сдерживание магического эха не было ни сил, ни желания, поэтому пару надгробий разорвало на сотни осколков.

— Откуда их столько повылезло? — голубоглазый подошел к Ровалу и присел на соседний постамент с надписью «помним, скорбим».

— Кто-то кладбище к поднятию готовил, — Ровал поморщился и потер переносицу: голова слегка звенела, — а наше появление их пробудило. И вообще, мертвяки кровь чуют, вот и ползут сюда.

Дрэнг одарил окровавленную лысину своего наемника недовольным взглядом. Тот сплюнул на землю и вытер ладонью стекающую по лбу красную дорожку.

— Что мы делать будем? Где пигалицу искать? — Уточнил блондин.

Разноглазый удивленно взглянул на «товарища».

— Мы? Ты можешь идти, куда хочешь. Артефакт находится под моей ответственностью, и я его верну. А тебя ждет разнос на Совете и, возможно, суд.

— Не меня, а тебя. Ты собирался сбежать с артефактом и Салилиэль, а я пытался это предотвратить, — огрызнулся Дрэнг.

— Ридед Дрэнг, ты хоть и граф, но идиот, — колдун устало потер глаза. — Ты с какого перепуга решил, что я собрался сбежать с этой остроухой стервой?

— Да вы все время после приезда эльфийской делегации дипломатов отирались рядом друг с другом! — обличительно зашипел блондин. — А потом я случайно подслушал ее разговор с кем-то из эльфов, что ты у нее на крючке и ради нее вынесешь «Сияние Илидэр» за ворота дворца.

— И ты решил напоить меня зельем и задержать на месте преступления, молодец! Умная стерва эта Салилиэль! Узнала, что артефакт всегда в поле моей видимости, а тебя словила на желании стать лучшим и непревзойденным героем! Твоя мания тебя подвела. Упустить такой шанс опустить меня ты не мог. Я думал, что не выгляжу дураком, который может предать корону ради остроухой бабы.

Ровал хрипло рассмеялся, а Дрэнг заскрежетал зубами от злости. Разноглазый бессчетный раз был прав. Ридед безоговорочно поверил в слова Салилиэль, потому что сам желал увидеть черноволосого предателем, хотя никаких поводов для этого никогда не было.

— Поздравляю, в тупости ты превзошел даже иномирскую девчонку.

— Похоже, нам стоит заключить перемирие и как можно быстрее попасть во дворец вместе с артефактом. Иначе нас заклеймят предателями. Либо я могу сразу поехать во дворец и все объяснить, — проглотив оскорбление, предложил блондин.

— Ну, уж нет, одного тебя во дворец не отпущу. Я принимаю предложенное перемирие и даже окажу содействие в оправдании перед советом твоего глупого поступка, но не более. Пошли, нам надо лошадей раздобыть. — Ровал резко встал и, не оглядываясь, направился на восток, к выходу с кладбища.

Остальным ничего не оставалось, как пойти следом.

Ровал шел, не задумываясь, успевают ли за ним спутники. В его голове роились мысли о судьбе артефакта и возможных задержках по пути во дворец. Внезапно сзади раздались странные хрипяще-рычащие звуки. Ровал резко обернулся. Как раз в этот момент Дрэнг завершал свой полет за ближайшим надгробием. Нападавшим на светловолосого оказался лысый арбалетчик. Вернее то, что раньше им было.

Ругнувшись, Ровал вскинул руку в указующем жесте, и с пальцев сорвался небольшой шар, сотканный из тьмы.

Черный сгусток, быстро преодолев расстояние до мутирующего, исчез в его грудной клетке. Спустя мгновение, с неприятным чавкающим звуком полутруп разорвало на кровавые ошметки. Теперь о существовании лысого напоминали только заляпанные кровью надгробия и земля в кусках мяса.

— И почему, идиот, молчал, что его нежить покусала? — Процедил Ровал. — Чего ждал? Благословения Длеры?

— Я эту дуру, отправившую нас сюда, сам прибью при встрече, такую свинью подложить! — Дрэнг поднялся из-за памятника злобно сверкая глазами.

Ровал застыл. Лицо мага закаменело, не желая выдавать всю бурю эмоций вспыхнувших в душе. В памяти всплыло недавнее событие: хрупкая фигурка девушки, жавшаяся к нему, и обещание.

«Даю тебе слово…», — вспомнились собственные недавние слова, и в ту же секунду два окровавленных памятника взорвались фонтанами осколков.

Разноглазый разразился отборным матом, витиевато помянув всех не в меру прытких девиц. Его раздирали противоречивые чувства. Дать слово первой встречной — несусветная глупость. Маг, давший обещание, — глупец вдвойне. Ибо если он его не сдержит, то смерть найдет колдуна, где бы тот ни был.

Ровал все это осознавал и злился на свою беспечность. Надо же было поддаться чувствам? Но, проклятые демоны, ни одна женщина раньше сама не тянулась к нему. Даже ночью неосознанно придвинулась-прижалась, отчего вдвойне было приятно ее обнимать, ведь до этого каждый раз приходилось мириться с ненавистью, или корыстью. Но хуже всего был страх. Страх, который чувствовался в каждом, кто общался с ним, будь то мужчина, или женщина. А эта боялась отмеченного печатью тьмы мага не больше, чем обычного незнакомца!

Резко развернувшись, маг поспешил покинуть злосчастное кладбище. Блондин проводил «товарища» непонимающим взглядом.

— Ну, если хочешь, можешь сам ее убить.

Вскинув руку, Ровал сжал пальцы в кулак. Дрэнг захрипел в попытке вдохнуть, но темная сила, сжавшая горло, не давала даже малейшей возможности это сделать. Когда голубоглазый начал багроветь, колдун рыкнул:

— Еще раз заговоришь о ее убийстве, и дальше пойдешь поднятым зомби. Понял?

Из последних сил Ридед качнул головой. Сдавливающая сила тут же исчезла. Откашлявшись, светловолосый произнес практически шепотом в спину Ровала, который снова шел к городу:

— Неужели так сильно понравилась?

Вопрос разноглазый оставил без ответа. Такое оправдание Ровала устраивало и позволяло на какое-то время утаить истину, а, следовательно, и реальную возможность от него избавиться, убив девушку.

Утро началось очень рано и с требовательной побудки. Открыв глаза, я увидела бессменную улыбку Орпила.

— Давай, вставай, я тебе новую одежду принес, а то в этой ты слишком приметная, — эльф указал на холщевую сумку, лежащую на столе.

— Угу, — благодарно промычала я в ответ и села.

Не стоило это делать так резко. Ушибленные спину и живот пронзила острая боль.

— Что? Сильно болит? — сразу же забеспокоился эльф.

— Терпимо, — сипло выдавила я единственное слово.

От нахлынувших воспоминаний страх снова начал терзать сознание. Правильно говорят, что, лишь миновав опасность, по-настоящему осознаешь ее масштаб.

Господи, я могла умереть. Нет, хуже! Меня бы сожрал монстр!

Пальцы с усилием сжали грубую ткань покрывала, а глаза заволокло пеленой слез. От неожиданного прикосновения к плечу я вздрогнула и моргнула. Рядом стоял Орпил с фирменной добродушной улыбкой.

— Ну, всего лишь пара ушибов, а такие горючие слезы. Загонщики нежити по таким пустякам не плачут.

Не смогла удержаться и нервно прыснула в кулак. Похоже, мое чувство юмора тоже ушиблось: над всякой ерундой хихикаю. Мышцы моментально напомнили об осторожности резкой болью. Тотчас мне под нос сунули небольшую круглую коробочку с цветочным орнаментом на крышке.

— Держи, намажешь синяки. Бальзам снимет боль и ускорит заживление. Если хочешь в душ, то он за соседней дверью.

Помыться хотелось очень, ибо еле уловимый запах гуля продолжал меня преследовать. Я кое-как сползла с кровати и взяла «вещмешок» за длинную ленту ручки. Дополнительно Орпил всучил мне жесткое полотенце, пару пузыречков и розовый кусок мыла.

В ванной комнате второго этажа обнаружились унитаз, умывальник и настоящий душ! Прямо как в советских санаториях: часть пола душевой была выложена голубенькой плиткой и отделена небольшим бордюром. В центре лазоревого участка виднелась сеточка слива, а над всем этим возвышалась изогнутая труба с лейкой и двумя краниками. От брызг предполагалось закрываться шторкой, материал которой походил на атлас, но более плотный и жесткий.

Быстро скинув одежду, залезла под струи воды и зависла на несколько минут. Хорошо-о. Если мне еще и кофе на завтрак дадут, буду считать этот мир идеальным. А в таком и эльфы-наемники могут быть отзывчивыми добряками.

В насмешку над моими мыслями, память услужливо напомнила, как я попала в это фэнтези.

М-да, добряками тут и не пахнет. Один маньяк разноглазый удушить пытался при первой встрече, второй, белобрысый, зарезать хотел. А мне еще их как-то найти надо и уговорить домой отправить. Если учесть, что я стащила артефакт, то они вряд ли так сразу согласятся. Эх, как бы с ходу головы не лишили.

Тяжело вздохнув, решила быть предельно осторожной с наемниками и аккуратно выяснить у них о здешних порядках. В частности, меня интересовал дворец, где обитает некий Совет. И с большой уверенностью предположу, что там же сидит и местный монарх.

Под рассуждения о возможных вариантах местного государственного строя я начала аккуратно мыться. Живот был красивого насыщенно-фиолетового цвета, спина наверняка такая же. Аккуратно погладив гематомы мылом, перешла к надраиванию всех прочих частей тела. Каштановая шевелюра тоже не осталась в стороне.

Наконец, чистенькая и довольная я вылезла из душа и решила испробовать выданное эльфом средство от синяков. Гелеобразная зеленая мазь приятно пахла травами. Зачерпнув немного, я круговыми движениями растерла живот. Тупая боль сменилась приятной прохладой и легким онемением. Удивленно хмыкнув, я перешла к натиранию спины, а по окончании лечебных процедур наконец-то безбоязненно потянулась и вздохнула полной грудью. Настроение снова стало улучшаться.

В холщевой сумке я обнаружила ярко голубой сарафан, белую плотную рубашку с воротником стоечкой и широкими рукавами, кожанку, местные тапки, напоминающие балетки из коричневой грубой кожи, и комплект белья. Последнее я тщательно рассмотрела. На ощупь трусы-шортики и маечка на бретельках были из хлопка. И поразительно напоминали земные варианты трикотажной промышленности. Неожиданно.

Облачившись в предоставленный наряд, с удивлением и восторгом отметила, что все в размер: нигде не тянет, не висит. Еще влажные волосы собрала в привычный хвост на затылке и повязала голубую косынку. Ей богу, Аленушка. Мне только братца Иванушки не хватает. Правда, если он появится, то по законам местной сказки захочет прибить.

Сразу вспомнился Ровал. Этот точно жаждет меня четвертовать. И как его уговорить сразу меня не зарезать? Ладно, при встрече что-нибудь придумаю. На крайний случай буду убегать и одновременно извиняться.

Криво усмехнувшись, я стала собирать свои вещи в сумку. С сожалением обнаружила, что внутренний карман новой куртки не достаточно вместительный и топорщится, выдавая присутствие в нем гирьки. Тяжело вздохнув, погладила пальчиком узор и снова почувствовала, как по телу пробежала теплая успокаивающая волна. Появилась уверенность, что все будет хорошо. Убрав артефакт обратно в ветровку, уложила ту в сумку вслед за кроссовками. Сверху накрыла ее всем остальным и, перекинув длинный ремень сумки через плечо, вышла из уборной.

В коридоре поджидал Орпил. Он заставил меня покрутиться и удовлетворенно кивнул.

— Замечательно выглядишь. Пойдем вниз, там Зейна уже завтрак заказала.

Приободренная комплиментом, я направилась вслед за эльфом. У лестницы мы столкнулись с пышногрудой девицей, которая осмотрела меня с ног до головы и восхищенно охнула:

— Ох, не зря я свои сарафаны сохранила! Десять лет в сундуке лежали и вот, пригодились.

— Да-да, Эллина, большое вам спасибо за одежду, — Орпил взял девушку за руку и поцеловал.

Эллина снова обласкала меня взглядом, вот только превосходство на этот раз скрыть не смогла. Только дура не догадалась бы об истинных причинах изначального восхищения. Так изощренно меня еще в глазах мужчины не опускали. Теперь на ее рельефном фоне я выгляжу плоскодонной соплячкой в детском сарафанчике!

В душе вспыхнули одновременно злость на грудастую нахалку и досада, что природа, устав ваять мне красивые ноги, на груди решила отдохнуть. Эх, еще бы полразмера и был бы второй номер, а так ни то, ни се.

С усилием улыбнулась своей «благодетельнице».

— Спасибо вам за помощь, а то на стройных охотниц так сложно найти наряд впору! — многозначительно осмотрела я противницу, задержавшись на нижних девяносто. — Если бы вы не сохранили подростковую одежду, пришлось бы мне пугалом ходить. Спасибо еще раз.

Улыбка Эллины потеряла всю свою радость и преобразилась в напряженно-злобный вариант. Довольная произведенным эффектом, я гордо прошла к лестнице. Эльф последовал за мной.

В обеденном зале я сразу приметила Зейну, которая деловито разливала что-то по стаканам. Когда мы подошли, воительница кивнула в знак приветствия и приступила к поглощению каши. Недолго думая, я присоединилась к трапезе.

В отличие от ужина завтрак оказался теплым. Каша, сильно похожая на овсянку, и вареные яйца не отличались наличием сладости, или солености. Но пустой живот был готов переварить даже это пресное нечто. К тому же в стаканах обнаружился приятный травяной отвар, который оставлял во рту терпкое послевкусие. Ну, хоть не брага, хотя и не кофе.

С грустью вспомнив любимый напиток, я пообещала себе: когда вернусь, куплю пачку особо дорогого сорта и «уговорю», пока меня не загребли полицаи.

Когда большая часть еды перекочевала в желудок, я решила завести разговор. Необходимо было выяснить некоторые важные моменты, дабы далее не сеть попой в лужу.

— Орпил, у меня есть несколько вопросов.

Эльф улыбнулся и кивнул:

— Я слушаю и на какие смогу, отвечу.

— Хорошо. Вопрос первый: что это за страна и кто правит?

Зейна оторвалась от своей тарелки и смерила меня странным взглядом. По-видимому, решила снять с меня ярлык необразованной дуры. Эльф оставался спокойным как удав.

— Мы находимся в Лирэнде, — ответил он. — Это самое большое государство людей. Правит здесь Его величество Мелекон Аверн Третий при поддержке Королевского Совета.

— И дворец находится в столице… — я не спрашивала, а поддакивала собственным мыслям. — Туда мне и надо. Как она называется?

— Оританэр. И мы как раз туда направляемся, — оптимистично заявил ушастый брюнет.

— Что? — Зейна ошарашено посмотрела на напарника.

— Потом, — одними губами шепнул в ответ Орпил.

Интересно девки пляшут. Эльф решил сменить направление их путешествия? Или я ошибаюсь, и подвох в другом? Удивленно посмотрела на воительницу, но та махнула рукой и опять отстранилась от разговора.

— Если у вас были другие планы, то я не хочу им препятствовать. Вы и так сделали для меня много.

— Светлана, поверь, нам не в тягость сделать небольшой крюк до столицы, к тому же там всегда найдется работа для пары наемников, — парировал Орпил.

— Тогда благодарю, это сильно облегчит мой путь, — вслух поблагодарила я, хотя мысленно еще больше напряглась.

Что-то от такой доброты аж страшно становится. Хотя, конечно, с наемниками все же будет безопасней, чем идти не понятно куда одной и без денег…

— Еще вопросы есть? — Оборвал мои размышления эльф.

Как говорил Штирлиц, запоминается только последняя фраза. Значит, она должна быть из области «почему крокодилы не летают».

— Да. — Я кивнула. — Почему ночью нас встретил только один сонный стражник?

— Так зачем больше? На воротах магическая охрана, в случае нападения такой вой поднимет, что все вскочат.

Я многозначительно промычала. Прикольно, город как дорогая иномарка на сигнализации. Интересно послушать, какой сиреной она орет.

Мысленно фыркнув, я задала последний вопрос:

— А когда мы отправляемся в путь?

— Как только соберемся, так сразу, — Орпил поднялся из-за стола и протянул руку, предлагая следовать за ним.

Зейна, фыркнув, гордо встала и, не оглядываясь, поспешила на второй этаж.

— Она всегда такая? Или это я ее так раздражаю? — шепотом спросила у эльфа я.

— Всегда. — Успокоил тот. — Она панически боится оказаться слабой в чужих глазах. Воительница — и этим все сказано.

Для меня это мало что говорило, но уточнять не стала и просто пошла вслед за наемниками в комнату. У меня тоже были знакомые феминистки: и руки им не подай, и слово ласковое не скажи, иначе до глубины души обидишь.

Пока поднимались по лестнице, в голове появилась слегка безумная идея: подслушать, о чем наемники говорят в мое отсутствие. Уж больно интересная реакция у Зейны была на слова Орпила. И это загадочное «потом» не давало мне покоя.

В конечном счете, все бравые книжные героини интересные разговоры под дверьми подслушивают. А чем я хуже? Осталось придумать вескую причину выскочить в коридор со всеми пожитками.

Достойный повод нашелся, едва открылась дверь комнаты. На столе стояло покосившееся авокадо и всем своим поникшим видом недвусмысленно намекало, что оно — растение тропическое и требует обильного полива.

Радостно схватив горшок, я известила всех присутствующих:

— Пойду, полью его, пока вы собираетесь. А то засохнет, жалко будет.

И пока никто не успел задать лишних вопросов, поспешила выйти в коридор.

Навстречу попалась местная горничная с ведром и шваброй. От неожиданности я вздрогнула, но все же кивнула в приветствии. Девушка прошла мимо и скрылась за дверью очередной комнаты. А я прислушалась к царившей в «номере» наемников тишине.

Ждала недолго. Голос Зейны был пропитан раздражением.

— Ненормальная девчонка, с каким-то растением едва ли не в обнимку ходит… она что, из ваших, что ли?

— Условно. — Задумчиво ответил наемник. — След эльфийской крови в ней чувствуется, но очень слабый.

Я недоверчиво скривилась. Какие, к чертям, эльфы в моей родословной?! У нас на Земле их вообще никогда не было.

— Ну, значит, и впрямь ненормальная… — тем временем, недовольно проворчала Зейна. — И что ты с ней возишься? Орпил, я не понимаю, на кой демон мы поедем в Оританэр? Это же эльфийский город, а ты, напоминаю, находишься в изгнании! Тебя казнят!

Я замерла, даже дышать старалась реже.

Так вот, почему Зейна встрепенулась, когда эльф пообещал меня довезти до «столицы Лирэнда»? Ушастый врун!

— Не стоит так переживать, — Орпил был спокоен и весел. — Поверь, когда Верховная жрица и Повелитель увидят артефакт, они нам ноги целовать будут. Ты получишь столько золота, что сможешь всю жизнь не работать, а я верну себе утерянное имя и уважение.

Раздался изумленный женский вздох.

— Такой ценный артефакт? У нее? Если в этом все дело, зачем девчонку тащить с собой? Заберем сокровище, а ее в безвольные продадим.

— Нет, Зейна. Ее придется убить, но сначала уговорить добровольно отдать «Сияние Илидэр», ибо силой его не забрать.

Твою ж мать! Вот и раскрылся мой улыбчивый эльф! Нет, милый друг, ни ты, ни твои Верховная жрица с Повелителем, мой билет до дома не получите. Да и умирать здесь я не собираюсь.

Под учащенный стук сердца я на цыпочках стала пробираться в сторону лестницы. Местную горничную хотелось расцеловать, ибо она так громко топала и стучала дверьми, что мое отступление прошло незамеченным для эльфийских локаторов.

Помня о скрипучести ступенек, я перекинула ногу через перила и аккуратно съехала попой вперед.

Немногочисленные посетители смотрели на меня как на ненормальную. Однако всеобщего внимания я предпочла не замечать. Отряхнула сарафан и быстрым шагом направилась к выходу.

Ноги стремились сорваться на бег, но я их сдерживала, пока не оказалась на улице. А уж тут… я побежала. Так быстро как умела, потому что понимала: скоро наемники хватятся меня, проверят ванную и кинутся по следу. Господи, как же я умудрилась так вляпаться?

Адреналин, замешанный на страхе, не позволял сбавить темп, и дома сливались в непонятные размытые пятна, не оставляя никакого следа в памяти. Воздух со свистом путешествовал в легкие и обратно, во рту образовалась саднящая сухость, а в боку безумно закололо. Но лишь когда ноги начали заплетаться, я решила передохнуть и осмотреться, куда меня завела паника.

Небольшой проход между двумя домами, где я остановилась, был завален всяким барахлом в виде пустых деревянных ящиков и мешков с мусором. За одной из таких куч я прислонилась к стене и постаралась отдышаться. Коленки подогнулись, и я тихо сползла в положение сидя.

Мамочки, как же хочется домой! В этом сумасшедшем мире меня на каждом шагу пытаются убить. И как искать разноглазого, непонятно. Я даже из города не знаю, как выбраться! И в какую сторону идти! Денег нет.

Бессильные слезы двумя дорожками пробежали по щекам.

— И стоило убегать? — раздался над головой знакомый мужской голос.

Подняв глаза, я наткнулась на улыбающегося Орпила, но вот от прежней доброты в изогнутой линии губ не осталось ни грамма.

Паника поднялась как цунами и накрыла с головой. С истошным визгом я бросилась к противоположному выходу из переулка, благо, тот был недалеко. Однако буквально в паре шагов от заветного просвета споткнулась о прыгнувший под ноги ящик.

Чертов маг!

С еще более громким визгом я пролетела оставшееся расстояние носом вперед и плотно зажмурилась, чтобы не видеть, в какую грязь предстоит приземлиться. Посадка выдалась жесткой: ладони нещадно саднило, а грудь и вторично ушибленный живот начали меня проклинать. Шипя как разбуженная змея, быстро распахнула глаза и наткнулась на черные сапоги.

Задрала голову в надежде найти хоть какого-то заступника и встретилась с пылающим гневом взглядом разноглазого.

Мама дорогая, роди меня обратно!

←Назад к аннотации | Глава 5→

123d

Подписка
Переживаете, что важные новости о выходе книг, встречах с автором и других интересных событиях пройдут мимо вас? Подпишитесь на рассылку! =)
Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг
Индекс цитирования